ОАО "Черномортранснефть"

=хорошо и плохо= ПАТРИОТИЗМ ИСТИННЫЙ И НАПОКАЗ. Поисковики в Новороссийске: "Денег нет, но мы держимся". Анонс беседы, которую должны прочитать все жители города-героя!

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail


Представители власти в Новороссийске всячески подчеркивают свой патриотизм. Возлагают цветы на праздники и в дни скорби. Говорят правильные речи на публике. Придумали звание "Патриот Новороссийска", чтобы награждать, в основном, себя, любимых. Можно продолжать долго, но зачем? В души чиновников, депутатов и прочих власть имущих мы, понятно, не влезем. Что там у них на самом деле в мозгах и сердцах, за редким исключением, остается тайной. Но зато мы можем судить об их реальной или мнимой приверженности патриотизму по делам. Речи и возложения к настоящим делам, полагаем, не относятся.

В патриотизме парней из городской молодежной общественной организации "Новороссийский центр поисковых работ" мы не сомневаемся. Много лет читаем о той огромной работе, которую они делают, участвуем в мероприятиях, которые без них прошли бы по-другому или вовсе не состоялись. По нашей просьбе поисковики из "НЦПР" подготовили заметку, где кратко рассказывается об их деятельности для тех, кто не в курсе. Чтобы прочесть, пройдите по этой ССЫЛКЕ.

***Увы, повод для нынешней встречи и беседы с участниками поискового отряда был грустным. Из соцсетей мы узнали, что недавний подъем капсулы с "посланием в будущее" оказался еще более скандальным, чем мы думали. Случилось вот что. Администрация Новороссийска в числе других пригласила участвовать в торжественном поднятии капсулы времени в акватории Цемесской бухты членов ГМОО "НЦПР" (не более 8 человек - такой была оговорка в приглашении). Но когда 8 поисковиков прибыли в назначенное время к причалу прогулочных катеров, их ... попросили покинуть судно. Мол, на теплоходе перегруз! После этого неожиданного отказа всему составу делегации "НЦПР" пришлось отправиться в яхт-клуб "7 футов" и нанять за свои деньги катер, чтобы все-таки присутствовать на подъеме плиты с замурованным в ней посланием из 1968 года.

***"Конечно, очень жаль, что нам не удалось принять участие в столь знаменательном событии в полном объёме, и это вызывает моральные и нравственные страдания всего коллектива "Новороссийского центра поисковых работ". Искренняя фраза из соцсетей зацепила нас, и мы решили встретиться с поисковиками, чтобы поговорить "за жизнь".

На фото (слева направо): М.Чадной, С.Качурин, В.Головченко, Д.Нинуа

***Как говорил Оскар Уайльд, в жизни возможны только две трагедии: первая - получить то, о чем мечтаешь, вторая - не получить. Мои собеседники, очевидно, мечтают о том, чтобы продолжать ту социально значимую, общественно важную, воистину патриотическую работу, которой занимаются с 1998 года. И трагедией как для них, так и для всех неравнодушных горожан, станет именно ликвидация "Новороссийского центра поисковых работ", прекращение деятельности. Увы, такой исход возможен. Наша беседа - тому в доказательство. В разговоре с корреспондентом "Новороссийских известий" участвовали председатель ГМОО "НЦПР" Дмитрий Владимирович Нинуа, его заместитель Сергей Николаевич Качурин, начальник архивной службы Максим Николаевич Чадной и инженер поисковых работ Владимир Викторович Головченко.

***Вот лишь несколько цитат, а полный текст и все иллюстрации - ЗДЕСЬ.

Недавно на Кабахаха вновь было перезахоронение останков воинов, павших в Великую отечественную. Главы города И.Дяченко не было. Его заместитель Н.Майорова опоздала. Так что открывал церемонию глава Центрального района А.Павлов. Это двадцатое перезахоронение, юбилейное. Предыдущие 19 лет глава города всегда присутствовал. Сначала В.Прохоренко, потом В.Синяговский. В прошлом году Владимир Ильич почувствовал себя плохо, но приехал. Стоял больным, но участвовал в церемонии. Да, это не обязанность, а право, выбор мэра, но... На то, чтобы парикмахеров с профессиональным праздником поздравить, И.Дяченко время нашел, а на перезахоронение воинов - нет.


Кто изготовил похоронные принадлежности и кто оплатил работы, услуги? "НЦПР" заказал в одном из похоронных бюро по смете. Венки, гробы, услуги катафалка, - всё это было сделано непосредственно за счет общественного молодежного Центра. В прошлом году ситуация с оплатой была точно такой же. "С чиновниками когда общаешься, те чаще всего "делают огромные глаза". Мол, как это вас не финансируют? Дескать, не может быть".


Часто приходится слышать, что "никто не забыт и ничто не забыто", а на деле... Это касается и состояния памятников, кстати. Те, что на виду, с ними ситуация, в основном, хорошая. Но есть ведь и памятники в труднодоступных местах. куда только пешком, без транспорта можно добраться в нашей горно-лесистой местности. "НЦПР" заботится о состоянии таких памятников. Всё, - краску, цемент, плитку парни тащат на своем горбу. Докуда можно - едут на своих машинах, затем пешком,  сами тратятся на бензин, все необходимые материалы для ремонта. А администрация потом отчитывается, что в Новороссийске все труднодоступные памятники находятся в идеальном состоянии.

Очень печально, что разрастаются районы, поселки на тех местах, где шли ожесточенные бои, стройки идут и идут, а эксгумацией останков на месте строительства перестали заниматься. Власти не требуют. Многие частные дома и общественные здания в буквальном смысле стоят на костях павших. Далее в беседе - МНОГОЧИСЛЕННЫЕ примеры в подтверждение сказанного.


"У нас разведывательная работа. Мы ходим ищем сначала места захоронений - с приборами. Да, это личные приобретения. Ценник более-менее хорошего металлодетектора, с которым можно работать и иметь результат, начинается от 120 тыс руб. Но когда речь идет о местах боев, где есть траншеи, блиндажи, то там глубина доходит до 6-7 метров.  Приборы, радары, которые "видят" на такую глубину, стоят уже как минимум полмиллиона рублей. Мы купить такое оборудование, увы, не можем. Так что ищем и находим с помощью детектора только то, что на полштыка лопаты от поверхности - 15-20 см. А если есть окопы и блиндажи, составляем карту, ищем в архивах и потом копаем. Найдем - хорошо, не наткнулись - на нет и суда нет. И то в этом году хороший результат: вместе с "Плацдармом" - 30 наших бойцов. А в 2016 году  мы похоронили 41 человека на кладбище "Кабахаха" и одного летчика на "Солнечном". Это старший сержант Николай Кондратьевич Зиновьев. Он вылетел 10 июня 1942 года с аэродрома Мысхако, вступил в бой с самолетами противника. Два или три фашистских самолета он сбил, один протаранил, и упал он в районе Неберджаевского водохранилища. Посмертно награжден орденом Отечественной войны II степени. Он сам из Украины родом, но в Новороссийске живет его внучатая племянница. 20 декабря 2016 года похоронили его в братской могиле, рядом с могилой Героя Советского Союза. Вообще на кладбище "Солнечное" 7 братских могил. Правда, когда хоронили летчика, чиновники вновь "накосячили". У Зиновьева в надписи имя перепутано с отчеством. Табличку надо поменять.

Всё это очень грустно. И к чему тогда говорить с трибун и на праздничных мероприятиях о патриотизме, если он, выходит, только на словах. Получается, что во власти истинных патриотов просто нет? "Пустоту заполняет уродство. Совсем недавно, 13 сентября своими глазами видели, как группа товарищей, которые никакие нам не товарищи, делала зарядку на Площади героев. Как будто больше в Новороссийске для зарядки места нет...".

Еще раз: полный текст и все иллюстрации - ЗДЕСЬ.