ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ! Об участии 563-го отдельного танкового батальона в Южно-Озерейской десантной операции

Автор: Р.В. ТАЛДЫКИН 08.05.2015 01:52

Печать

***О ходе проведения морского десанта в Южную Озерейку и о причинах его неудачи написано много, но сейчас пойдет речь лишь об одной воинской части – 563-м отдельном танковом батальоне. Личный состав батальона в те февральские дни 1943-го года принял на новороссийской земле свой единственный, оказавшийся для танкистов последним, бой. Все эти люди ушли в бессмертие, не оставив нам даже своих имен. В многочисленной исследовательской литературе о новороссийском противостоянии ни разу не было указано фамилий танкистов. В списке погибших за Новороссийск до 2009 г. значился лишь один танкист – Николай Мартынович Федюн, 1922 г. рождения, сержант, командир орудия.

***Участие танкистов в бою на плацдарме  до сих пор составляется исследователями предположительно, порой встречаются литературные вымыслы. Вместе с тем основные архивные документы по 563-му танковому батальону до недавних пор так и оставались нетронутыми.  А кочующая по ряду изданий фраза «среди вернувшихся не было ни одного танкиста» сделала их до недавних пор безымянными и забытыми…

Братская могила советских воинов,  погибших в боях с фашистскими  захватчиками в 1943 г. Скульптурная композиция установлена в 1959 г. Скульпторы: Г.Таубе, Н.Божененко.

***Сейчас Новороссийский исторический музей-заповедник уже располагает документами, полученными из Центрального архива Министерства обороны России. В частности, имеются: список личного состава 563-го ОТБ на 20.01.1943 г., список погибших и пропавших без вести на 19.03.1943 г., список возвратившихся в расположение части на 11.02.1943 г.

***В основу данной статьи  легли два архивных документа: книга приказов 563-го ОТБ (ЦАМО, Фонд 563 ОТБ, Опись 84858, Дело 1) и  дело боевых действий и актов укомплектования 563-го ОТБ  (ЦАМО, Фонд 563 ОТБ, Опись 84858, Дело 4). Автор воздерживается от каких-либо комментариев, предоставив слово очевидцам тех событий. «Отчет о боевых действиях 563-го отдельного танкового батальона за февраль 1943 г.», который 27.02.43 г. составил лично участвующий в высадке адъютант В.Клименко, позволяет осветить ряд подробностей одного из героических и трагических событий боев за Новороссийск. Поскольку танкисты действовали в боях совместно с морскими пехотинцами, этот архивный документ можно рассматривать как один из немногих документальных источников о ходе проведения Южно-Озерейской десантной операции. В шести листах убористого рукописного текста – судьбы людей, пропавших без вести в военном сорок третьем…

***563-й отдельный танковый батальон был сформирован согласно приказу командующего Закавказским фронтом 24 августа 1942 г. в  городе Сумгаите. Батальон, которым командовал капитан Борачук, был укомплектован американскими танками МК-3 (16 шт.) и М-3Л (14 шт.). Свой первый бой батальон принял в районе железнодорожной станции Терек в начале октября 1942 г., находясь в оперативном подчинении Северной группы войск Закавказского фронта. Здесь, попав в танковую засаду, в течение нескольких минут была полностью выведена из строя 1-я рота в составе 8 танков. Когда противник в районе Нальчика перешел в наступление, танки батальона мелкими группами поддерживали оборону. В этих боях батальон потерял все оставшиеся танки и убыл на укомплектование в г.Сумгаит.

***С 4 января 1943 г. 563-й отдельный танковый батальон, которым командовал уже капитан А.П. Илларионов,  укомплектованный  30 танками М-3Л,  входил в состав Черноморской группы войск. С 27.01.1943 г. батальон перешел в оперативное подчинение командиру 255-й Краснознаменной бригады морской пехоты.

Танк американского производства МЗА («Стюарт»), поставляемый в СССР в 1942-1943 гг.

***Танк М-3Л (или М3А1 «Stuart») американского производства поставлялся в СССР по ленд-лизу. Основные тактико-технические характеристики танка: длина - 4.53 м, ширина - 2.23 м, высота - 2.51 м, масса - 12.4 тонн. Вооружение: одно 37-мм орудие, два 7.62 мм курсовых пулемета, один 7.62-мм зенитный пулемет. Экипаж танка – 4 человека: командир машины, механик-водитель, командир орудия, стрелок радист.

Архивный документ по 563-му отдельному танковому батальону. ЦАМО РФ, г.Подольск.

***В поименном списке батальона на 5.01.1943 г. значатся:

командование – 5 человек (командир капитан А.П. Илларионов, замкомандира капитан И.М. Агеев, замкомандира по политчасти капитан М.А. Братнис);
штаб – 5 человек;
техническая  часть – 4 человека;
партийный  аппарат – 2 человека;
взвод управления – 8 человек;
1-я рота – 38 человек (командир роты лейтенант А.В. Назаров);
2-я рота – 31 человека (командир роты лейтенант Ф.К. Олейник);
3-я рота – 31 человек (командир роты лейтенант Я. Алиев);
4-я рота – 31 человек  (командир роты старший лейтенант И.М. Шаповалов);
пункт медицинской   помощи – 3 человека;
хозяйственное отделение – 7 человек;
ремонтное отделение – 8 человек;
отделение по ремонту оружия – 2 человека;
транспортное отделение – 43 человека;
сверх штата – 4 человека; ВСЕГО – 222 человека.

***Решение на высадку морского десанта было принято в ноябре 1942 года, и уже 19.12.1942 г. был подписан боевой приказ, согласно которому планировалось высадить в Южной Озерейке морской десант в составе 255-й и 83-й бригад, танкового и пулеметного батальонов. 47-й армии ставилась задача во взаимодействии с Черноморским флотом уничтожить новороссийскую группировку противника.

***В боевом приказе №0054, подписанном 3.02.1943 г. полковником А.С. Потаповым, сказано: «255-я бригада морской пехоты, высадившись в долине реки Озерейки, имеет задачей к исходу 4.02.43 г. овладеть рубежом: безымянная высота 1 км восточнее Васильевки, перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки, высота 209.0, в готовности в дальнейшем наступать на 8-ю щель».   Танкистам  ставилась следующая задача: «563-й ОТБ с танковым десантом, стремительно выдвигаясь вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка – Васильевка, во взаимодействии с воздушным десантом, овладевает Васильевкой и закрепляется на рубеже: перевал 1.5 км северо-восточнее Васильевки –  выс. 299.6 – Васильевка. Рубеж удерживает до подхода главных сил бригады». Роль танкового десанта отводилась морякам 142-го батальона 255-й бригады, которым командовал капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин. Личный состав батальона следовал к месту высадки на болиндерах 2 и 4. Такая же роль отводилась морякам-штрафникам, которыми командовал капитан С.Т. Григорьев: «613-й отдельной штрафной роте, высадившись с болиндера №6 и ТЩ «Земляк», стремительно наступать вдоль дороги Южная Озерейка – Глебовка, овладеть Глебовкой. В дальнейшем наступать вдоль дороги Глебовка – Васильевка и выйти на рубеж 1.5 км северо-восточнее Васильевки».

***3.02.1943 г. личный состав батальона в количестве 154 человек и техника были погружены на три болиндера, на палубе каждого из которых располагалось 10 танков и 2 машины ГАЗ-АА с двумя комплектами боеприпасов и ГСМ для танков. В трюмах были размещены морские пехотинцы. В 21.00 караван судов с десантом выступил по маршруту: бухта Геленджик – берег Южной Озерейки.

***Используемый для погрузки техники и личного состава болиндер – это несамоходная баржа с плоским днищем водоизмещением 255 тонн, длиной 54.7 м. и шириной 7.1 м. с  широкой сходней в носовой части. Трюм имел размеры 30 м в длину и 6.5 м в ширину.

***4 февраля 1943 г. в 03.35  к берегу у Южной Озерейки подошли пять катеров со штурмовым отрядом. Под шквальным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника на берег было высажено около 200 десантников. Следом за ними к берегу двинулись болиндеры №2 и №4, болиндер №6 при переходе отстал по причине обрыва тросов. Подход болиндеров к берегу, разгрузка с них танков и личного состава также проходила под сильным огнем.

Выгрузка танков с первого болиндера, бои в глубине обороны противника

***Первым к берегу подошел болиндер, на котором старшим был заместитель командира батальона по строевой части капитан И.М. Агеев. Выгрузить удалось все 10 танков, однако два из них заглохли в результате попадания воды в моторное отделение, а один танк сгорел от прямого попадания снаряда противника на берегу. Семь исправных танков при поддержке морских пехотинцев сходу пробили оборону противника и подошли к Глебовке. Здесь были получены сведения, что Южная Озерейка вновь находится в руках противника. Тогда танки совместно с пехотой оставили окраину Глебовки и отошли 1-1.2 км. на восток, заняв круговую оборону. Было послано 4 танка с задачей овладеть Южной Озерейкой, но это уже не удалось. Танкисты вместе с морскими пехотинцами на протяжении дня вели бой с противником, нанеся последнему большие потери. Однако и у десантников были потери, а в результате артиллерийского огня было подбито и сожжено 4 наших танка. Большим недостатком стало то, что у танкистов отсутствовали осколочные снаряды, и это не давало возможности подавить огонь артиллерии и живую силу противника.

Болиндер, подошедший к берегу первым. Рядом – буксир «Геленджик», личный состав которого проявил мужество, благодаря чему болиндер был подведен к берегу, что позволило выгрузить с него все танки. Фотографии  переданы ветеранами Вермахта, ранее не публиковались.

***К исходу дня 4.02.43 г. была установлена связь с нашей авиацией. С самолетов были сброшены листовки следующего содержания: «Если вы бойцы Потапова, пробивайтесь в Мысхако-Станичку. В Станичке наши войска. 4.02.43 г. Комфлотом». В ночь на 5.02.43 г. командир пехотного подразделения, фамилию которого не удалось установить, отдал приказ двигаться на Станичку. Танкисты обратились к нему с просьбой остаться до следующего дня, надеясь, что ночью подойдет подкрепление. Поскольку новой высадки десанта не было, 5 феврадя в 2.00 был отдан приказ "на выдвижение, приведя до его начала материальную часть в негодность". С танков было снято вооружение, и весь личный состав экипажей вместе с пехотой двинулся на восток. Связь с остальной группировкой, высаженной на берег Южной Озерейки, установлена так и не была.

***Немцы еще не подтянули к месту высадки все резервы, и 8.02.43 г. группа в 157 человек смогла выйти в район Станички.

Выгрузка танков со второго болиндера

Болиндер, подошедший к берегу вторым. Оставлен буксиром вдали от берега, что не позволило осуществить выгрузку танков.

***Вторым к берегу подошел болиндер, где старшим был командир танкового  батальона капитан А.П. Илларионов. Судно было встречено огнем противника из ДОТов, расположенных вдоль берега, в результате чего загорелись 3 танка и 2 колесных машины с боеприпасами. Начал взрываться боекомплект, что привело к большим жертвам среди личного состава экипажей.  Снарядом разбило сходню и в ряде мест пробило корпус судна. Болиндер буксиром не был выброшен на берег, а оставлен в 40-50 метрах от него в параллельном положении. И хотя большой накат волн помог потушить огонь, положение и удаленность болиндера от берега не дали возможности осуществить его разгрузку. Материальная часть осталась невыгруженной. Личный состав батальона и десантники, неся потери, сошли на берег и заняли оборону на берегу согласно указаний командира 142-го батальона капитана 3-го ранга майора О.И. Кузьмина.

***В отчете о проведении десантной операции, составленном командованием Черноморским флотом, записано: около 4.00 к берегу подошли десантные болиндеры №2 и №4, один из которых удачно подошел к берегу и начал высадку танков и личного состава. На втором в результате прямого попадания возник пожар, он подошел к берегу лагом, и выгрузка танков была невозможна. Через некоторое время загорелся и первый болиндер.

Выгрузка танков с третьего болиндера, бои на плацдарме

***Последним, уже с рассветом, подошел к берегу болиндер №6, где старшим был  заместитель командира батальона по политчасти капитан М.А. Брайнис. При подходе к берегу в 100-150 метрах болиндер был брошен буксиром на произвол судьбы. По уходящему буксиру был открыт огонь, после чего тот возвратился и, дав определенную скорость болиндеру, отрубил концы. Болиндер, идя по инерции, в 30-40 метрах от берега остановился в параллельном положении к берегу. Такое положение судна не давало нормальной возможности для выгрузки танков. Несмотря на это командир батальона, принявший команду на себя, приказал начать разгрузку танков. Была спущена сходня в море, глубина доходила до 1.5-2 метров. Благодаря опытности водителей были выгружены все 10 танков, однако  3 танка, двигаясь по воде, заглохли ввиду попадания морской воды в цилиндры и остались на берегу.  Еще два танка заглохли уже позже, завести их так и не удалось. Однако они были использованы как огневые неподвижные точки.

Болиндер, подошедший к берегу третьим. С этого болиндера выгружены все танки.

***Танки, которые были на ходу, курсировали вдоль переднего края обороны и своим огнем помогали пехоте отражать атаки противника. Тяжелые оборонительные бои продолжались 4, 5, 6 февраля 1943 года. Никакого подкрепления с моря и воздуха не поступало. Видя безвыходное положение,  командир 142-го батальона капитан 3-го ранга О.И. Кузьмин отдал приказ: исправную материальную часть привести в негодность, экипажи вооружить танковым оружием. Приблизительно 7.02.43 г. в 2.40 обороняемый район был оставлен, и личный состав танкового батальона, в том числе подвижные раненые, вместе с десантниками двинулся в направлении озера Абрау.

***Подойдя к совхозу Абрау-Дюрсо, группа попала под обстрел гарнизона немцев и румын, находившихся в поселке. В результате обстрела и слабого руководства личный состав был рассеян на мелкие группы (две группы по 20 человек и 5 групп по 10 человек), чтобы двигаться самостоятельно.  В некоторых группах был средний и старший командный состав, в других не было. Каждая группа двигалась по избранному маршруту к передовой линии противника на соединение с нашими частями. Командир 142-го батальона Кузьмин последовал дальше с группой  автоматчиков.

Фото танка в глубине обороны противника (восточнее Глебовки).

***Судьба командира танкового батальона капитана А.П. Илларионова так и осталась невыясненной, но точно известно, что он руководил действиями танкистов на берегу, кроме того – в момент нахождения штаба в окружении вся штабная документация вместе с журналом боевых действий была уничтожена.

***Старший лейтенант В. Клименко с небольшой группой встретил бойца из парашютно-десантной роты, с помощью которого смог в районе Гайдука уйти за перевал, а там с помощью партизан перейти линию фронта. Именно он, как старший по должности,  по возвращении в часть составил довольно подробный отчет о боевых действиях 563-го ОТБ в ходе высадки десанта.

***Лейтенант А.М. Ярославцев, ответственный комсомольский секретарь батальона, будучи тяжело раненым и контуженным, также смог выйти к своим. Потом - госпиталь и снова фронт. За мужество и героизм он будет награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны 1 и 2 степени. Но и его судьба с 1945 г. неизвестна. Судьбы  остальных сложилась по разному. Одна из групп встретила разведчиков НВМБ и была доставлена в Геленджик. Другие, кто удачно, а кто нет, пытались перейти линию фронта.

***Из воспоминаний П.И. Рудинского, младшего лейтенанта, командира танка 4-й роты:

***"На рассвете 4 февраля 1943 г. наша баржа с трудом причалила к берегу. Там вовсю шел бой, а бухта клокотала от взрывов. Когда мой танк оказался на суше, там  уже горело несколько наших боевых машин, чадивших черным дымом, другие танки стояли неподвижно на берегу. Наши машины, сошедшие на берег, стали продвигаться вперед, но вдруг в танк угодил снаряд. Вспыхнуло пламя, экипаж еле успел выбраться из  танка. В это время появились вражеские бомбардировщики и стали пикировать на место высадки. Земля гудела от мощных взрывов, и я с экипажем залег в одной из воронок. Наступивший день превратился в сумерки от горевших танков и взрывов снарядов и мин. Несмотря на все это,  морские пехотинцы захватили вражеские траншеи на берегу, уничтожая очаги сопротивления.

***Мы побежали в сторону боя, но разорвавшаяся рядом мина сбила меня с ног, я почувствовал боль в правой ноге. Ребята из экипажа подхватили меня под руки и потащили в траншею, там медсестра наложила повязку, сказав, что кость не задета. Немцы пытались отбить контратакой свои позиции, но она захлебнулась от меткого огня моряков. Бой кипел весь день, враг каждый раз откатывался назад. С наступлением сумерек бой затих, и всех раненых распределили по блиндажам и дотам. А утром зашел один из командиров и сказал: «Кто может держать оружие в руках – занять места в траншее». Все вышли, остались лишь раненые тяжело. Я увидел американский пулемет, снятый с танка, проверил его исправность. Здесь же было много патронов к нему. Начался сильный обстрел, фашисты пошли в атаку. Мы открыли огонь, и противник залег. Спустя час немцы снова пытались атаковать, но мы снова отбились. За световой день немцы шесть раз пытались сбросить нас в море, но не вышло.

Командир танка Петр Иванович Рудинский. Фото 1967 г.

***Так же прошел и третий день,  мы бились на этом пяточке, каждый вечер ожидая помощи с моря. Сложилось катастрофическое положение. Мы понимали, что на следующий день нам не выстоять, так как не хватало боеприпасов. Было решено оставшимся боеспособным воинам идти на прорыв. В блиндажах оставались только тяжелораненые и те, кто не мог ходить. Я видел, как при вспышках вражеских ракет наши пошли в атаку. Предполагаю, что прорвались не более половины, остальные были убиты и лежали на холодной земле. Наступило затишье, и я вернулся в блиндаж.

***На рассвете я услышал немецкую речь и короткие автоматные очереди. В блиндаж вошли два немца и стали выгонять раненых на улицу. У кого были силы – вышли, остальных выволокли и здесь же застрелили. Немцы вывели из строя офицеров, нас оказалось 13 человек. Заставили раздеться до брюк и снять обувь. Потом по одному стали расстреливать. Дошла очередь и до меня. Я услышал автоматную очередь, почувствовал удар в голову и потерял сознание. Когда очнулся, почувствовал с двух сторон шеи текущую кровь. Приподнял голову, но никого не увидел. Я снял с убитого нательную рубашку, порвал на ленты, с трудом перевязал шею.

***Весь день я пролежал среди убитых, а с наступлением темноты пополз в ту сторону, куда прорывались наши. Еще с одного убитого я снял ботинки, гимнастерку и шинель, одел все это на себя. Я удачно выполз из этого проклятого места и пошел в рост, припадая на раненую ногу".

***П.И. Рудинский после этого обессиленным и раненым попадет в плен. Будут болезни, переводы из лагеря в лагерь, побег, партизанский отряд. К своим он вернется только 9 апреля 1944 г. Будет 16-й отдельный штурмовой батальон, где Рудинский, как и многие бывшие в плену офицеры, простым солдатом будет искупать вину кровью и получит медаль «За отвагу». Потом  до конца войны будет сражаться в должности командира танка. Именно благодаря ему установлено, что при побеге из Маутхаузена погиб младший лейтенант Н.Ш. Шафигулин, что попадут в плен офицеры И.М. Шаповалов и Ф.К. Олейник…

***И еще одна судьба. Житель Южной Озерейки, тогда еще подросток по имени Митя, вспоминал, что после неудачной высадки десанта немцы заставили жителей хоронить тела погибших. И ему запомнилось следующее: «между убитых были девушки-санитарки и даже девушка в танкистской форме, она была обгорелая и лежала у подбитого танка». Это была единственная в батальоне девушка – Мария Григорьевна Клюкина (по другим данным – Мария Егоровна), красноармеец, санитар пункта медпомощи.

Итоги участия в боях 563-го ОТБ

***В докладе о боевой деятельности 255-й бригады морской пехоты сказано: «По докладам бойцов и командиров первого эшелона десанта, высадившиеся части в течении 4.02.43 г. овладели Южной и Северной Озерейкой, уничтожили более 600 солдат и офицеров противника, взяли много пленных и трофеев. Всего в долине реки Озерейки высаживалось личного состава – 1475 человек. Значительная часть (300-350 человек) присоединилась к партизанским отрядам и действует совместно с ними».

***Подводя итог участия танкистов в десантной операции, можно сказать следующее. На берег высаживалось 154 человека, уже при высадке были потери в личном составе. Было выгружено с болиндеров 20 танков из 30. По причине того, что 8 танков остались у береговой черты неподвижными, активно участвовали в боях на берегу 12 танков, хотя и оставшиеся на берегу использовались как неподвижные огневые точки. Танки действовали двумя отдельными группами: одна прорвала оборону противника и вела бои в районе Глебовки, другая – поддерживала действия десантников в Южной Озерейке и на берегу. В боях на плацдарме танкисты потеряли от огня противника 7 танков. Уже отмечалось, что отсутствие осколочных снарядов сводило практически к нулю уничтожение живой силы противника огнем из пушек. Несмотря на это танкисты уничтожили два орудия, одну минометную батарею, до 150 румынских и немецких солдат.

***О пропавших без вести и вырвавшихся из окружения  в отчете сказано следующее:

Не возвратилось из района боевых действий в расположение части:

среднего командного состава – 45 человек;
рядового и младшего нач. состава – 96 человек.

Возвратилось из района боевых действий в расположение части 13 человек из 154:

среднего командного состава – 7 человек, из них в госпитале – 3 человека;
рядового и младшего командного состава – 6 человек, из них в госпитале – 1 человек.

***Известны фамилии вышедших из окружения  офицеров 3-й роты:

лейтенант Я. Алиев, командир роты;
политрук В.И. Головизнин, зам. командира роты по политчасти;
лейтенант Н.И. Лызлов, командир 2-го взвода.

***В отчете указаны и причины больших потерь в личном составе и технике:

плохая артиллерийская обработка берега;
сильный артиллерийский и минометный огонь противника;
сильное минирование берега;
малый участок берега, находящийся в руках морской пехоты, что затрудняло маневрирование танков.

Архивный документ по 563-му отдельному танковому батальону. ЦАМО РФ, г.Подольск.

***Участие танкистов 563-го отдельного танкового батальона в Южно-Озерейском десанте стало для них последней боевой операцией. Совсем скоро на «Деле боевых действий и актов укомплектования 563-го ОТБ» появится надпись: окончено 2.07.1943 г.

***Танкисты, морские пехотинцы, парашютисты, моряки с погибших кораблей… Десятилетия по крупицам собирается информация о них, выясняются подробности боев, устанавливаются имена. И пусть в нашей памяти они останутся погибшими в боях за свое Отечество, а не пропавшими без вести. Так будет правильнее. И для нас, и для них.

16.04.2015 г.**************************Р.В.Талдыкин