Все ГОРЯЧИЕ ГВОЗДИ - критика чиновников, депутатов и др.

НА ОБРАТНОЙ СТОРОНЕ ГЛАМУРА. Почему «глянцевая» пресса Новороссийска в огне не горит и в воде не тонет

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

***Предпринятая на досуге попытка подсчитать количество печатных СМИ в Новороссийске оказалась не самым простым делом. Если не брать в расчет брендовых динозавров: «Новороссийский рабочий», «Наш Новороссийск» и иже с ними, получилось, что считать-то, вроде как, и нечего. Да не обидятся коллеги из бесплатно-рекламных газет (пожалуй, честнее всех отрабатывающие свой хлеб), речь сейчас не о них.

***Любопытна судьба прочих, претендующих на звание массово-информационных, периодических изданий, количество и качество которых в былые времена резко возрастало прямо пропорционально накалу политических страстей и/либо возникновению олигархических потребностей в пиаре. Сегодня финансовая зависимость новороссийской прессы приобрела по большей части уныло-серую бюджетную, читай, административную окраску со всеми вытекающими последствиями. Будем честными: выжить на свободных хлебах для провинциальных СМИ - задача из области фантастики. Почти. Не морализаторствуя и не углубляясь в причины, констатируем результат: многочисленные попытки (зачастую весьма неординарные и талантливые) создать хоть какую-то альтернативу «динозаврикам» разбивались о банальное отсутствие средств. В общем, информационного плюрализма в Новороссийске не получилось. И это факт.

***Но! Удивительное дело! В штормящем море финансово-печатных страстей долгие годы не только не гибнут, но даже слегка увеличивают популяцию поблескивающие разноцветно-лаковым оперением диковинные гуси-лебеди с преувеличенно красивыми именами: Riviera, Coffee, Kinderмания, ПерVый (хоть одна буква, да ненашенская), Южный коктейль, Искусство потребления, теперь вот еще Original (простите, кого забыла). Да-да, речь именно о нем – непотопляемом ГЛЯНЦЕ. В пучине нерентабельности не тонет, в огне предвыборных сражений не горит. Не страшны ему ни экономический кризис, ни ветра политических перемен. Так что же держит на плаву местечковый, да и не только, гламур?

***

***Конечно, можно сравнить эти, преимущественно дамские, издания с мыльными сериалами – мол, заставляют замотанных тусклыми буднями российских женщин ненадолго забыться в картинках про чужую красивую жизнь. Своеобразная психологическая разгрузка для прекрасного пола. Но не так все просто.

***О красивой, «как с картинки» жизни мечтали всегда: и в тучные 60-е, и в измученные тотальным дефицитом 80-е… но - втихаря, «в подушку». Разглагольствующий во всеуслышание о «шмоточно-заграничных» грезах и желаниях рисковал крепко подмочить репутацию. Советским сознанием раз и навсегда было дано четкое определение таким мечтам -  «мещанство», «вещизм». И это было стыдно, и это было как-то «не принято».

***Неумелые потуги воплотить «мечты о красивом» в реальную жизнь – те самые стиляги, оборотная сторона хрущевской оттепели – по сути, еще на несколько десятилетий оставались незрелой попыткой юношеского протеста. Не более. Помните героиню скандально-революционного по меркам восьмидесятых «Курьера» Карена Шахназарова? Благополучная и «правильная» во всех отношениях девочка Катя бросает вызов поколению «отцов», заявив во всеуслышание, что мечтает «ехать в красивой спортивной машине, и чтобы был длинный алый шарф, а на сиденье рядом — магнитофон и маленькая белая собачка…» Детски-розовый максимализм благополучно изживался по мере взросления индивида. Съев свою порцию неодобрения окружающих, правильная девочка Катя, опомнившись, возвращается в «правильную» жизнь.

Стиляги нервно курят в сторонке...

***Мечтать полагалось «о великом». Если не о БАМе и упорно не покоряющейся целине, то хотя бы о «горах, где еще не бывал», о «туманах и о запахе тайги». Скажете ханжество? Лишь отчасти. Нет, квартира-машина-дача, как синоним высшего советского благополучия и признак состоявшейся жизни тоже были частью тогдашней действительности – но не признавались ее смыслом и целью. Не только в силу навязанной свыше идеологии строителя коммунизма. Давало о себе знать рудиментарно-дворянское «Человеку нужно не три аршина земли, … а весь земной шар».

***Психологической разгрузкой (и не только для женщин, кстати) заграничные сказки про жизнь, воплощенные в глянце, стали в 90-е, когда на смену официальной идеологии пришла пустота. Когда все, что было «до», огульно поименовали «застоем» и, развалив до основанья, подобно стилягам 60-х, с поросячьим восторгом ринулись осваивать неведомые, доселе запретные «забугорные» территории. Только на этих территориях царили уже не поиски смысла жизни, не мечты о «яблонях на Марсе» и покорении Арктики, а семейство Си-Си-Кэпвел, просто Мария, обязательные 90-60-90 и не вполне натуральные прелести Памелы Андерсон и прочих джей ло. Вначале просто глазели. Затем попытались повторить. Спустя пару десятилетий заполнили глянцевыми стандартами мозги – в том месте, откуда ампутировали мечту.

***

***Глянцевые идеалы, которым ныне отводят роль МЕЧТЫ, тоже не сразу «дошли до жизни такой». Изначальный смысл глянца – давать обществу примеры, достойные подражания - в свое время успешно воплотили Harper’s Bazaar, Cosmopolitan, Vogue, мировые легенды с полуторавековой историей.

***Подражать в манерах и поведении предлагалось светским львицам, состоятельным (это обязательно!) девушкам из высшего общества, ведущим роскошный образ жизни. И если в XX веке аристократическое происхождение перестало быть обязательным условием для героинь лощеных изданий, то финансовый ценз как пропуск в мир избранных остался. И даже не наличие денег как таковых, а его внешние признаки: драгоценности и туалеты «от кутюр», участие в статусных мероприятиях…

***В веке XXI идеология подражания «миру мечты» сохранилась, но сменились кумиры. Глянец стремительно идет в отрыв от реальности: подражать предлагается уже не самим состояния имеющим публичным персонам, а их искусно отлакированному пиарщиками образу и стилю жизни, мало соотносящемуся с действительностью. Так рождается ВЕЛИКАЯ ГЛЯНЦЕВАЯ ЛОЖЬ. Подражать можно, достичь невозможно.

***В относительно молодом российском глянце с великосветской тематикой и блестящими манерами, понятное дело, большой напряг. Рублевские дивы и попсовые старлетки если и блестят, то брюликами или, на худой конец, кристаллами Swarovski, но уж никак не воспитанием и достойными подражания манерами. И состояние (или уже бабки?) вроде как имеется, а вот масштаб личностей не тот. Игры в высший свет даже на уровне столичных журналов выглядят уж слишком фальшиво. Светское общество превращается в тусовку, светские львы и львицы – в VIPов, с завидной частотой генерирующих «русские сенсации»: скандалы и склоки. Положение спасает заграничный контент, но он «не наш» и потому, как пример образцовой жизни, за пределами МКАДа полного доверия не вызывает… Но блеск, пусть и мишурный, остается, а сами картинки по красоте исполнения не теряют сказочной привлекательности, а, значит, и желания подражать.

***

***Ввиду полного несоответствия отечественной действительности заморским стандартам формируется феномен российского глянца или ЛОЖЬ №2 - подражание подражанию. Тематика гламурной прессы в большинстве своем теряет смысловую нагрузку и сводится к нескольким заимствованным за бугром сюжетам, подобно заезженной пластинке крутящимся на всех блестящих страницах. Шмотки-бренды, стандартно прекрасная фигура и способы ее достижения, мужик, пардон, бойфренд в стиле «кошелек», и техника его привлечения/удержания: еда, секс, ну и опять же, как средство, фигура и шмотки. Круг замкнулся.

***Глянец, как сорняк, прочно прижился на почве незамутненного сознания немалой части юных россиянок. Именно юных, потому что круг читательниц и героинь гламура подчеркнуто молодеет - не старше сорока, однозначно. По сути, он вышел за пределы бульварного чтива – обнаглев, подменил отсутствующую в обществе идеологию, безапелляционно диктуя молодым образ жизни и мыслей. И не нормы ГТО в парке предлагается сдавать современницам – идти в недешевый фитнес-клуб, предварительно надев элегантную, от именитых дизайнеров, одежку. И не макаронами по-флотски баловать любимого… Гламур круто замешивает жизнь своих жертв на деньгах, проповедуя их культ.

***Когда силиконовая во всех местах (нам рассказывают, что известная) дива светит с полос рязанским, несмотря на пластику, лицом… Мысль об эталоне исчезает со свистом. Глянцевый идеал перестал быть идеалом, он тупо проплачен. Но ему по инерции подражают.

***

***К провинции все намного примитивнее, смешнее и жестче, в этой своей простоте. Великосветским и vip-тусовочным обществом, ясное дело, не пахнет, звезд столичного пошиба на местном небосклоне не наблюдается. А вот «глянец» (пожалуй, пора уже ставить кавычки) в достаточном количестве имеется. Как и безудержное стремление ему следовать. Чем же заполняется ниша требуемых по жанру «примеров для подражания»?

***Заезжие знаменитости идут в местных журналах нарасхват, вне зависимости от ценности самих персонажей. Срабатывает феномен Хлестакова. Но это, по большей части, летом, в разгар гастролей. Что в сухом остатке? Да все то же: деньги. И, как ни забавно, добавляются понты.

***Зайдите на сайты (если таковые в наличии) местных изданий в раздел «реклама», в крайнем случае, позвоните в редакцию, в рекламно-коммерческую службу. Информация открытая. Цена внутренней страницы от 15.000 рублей и выше, обложка – ну это намного дороже будет! Впрочем, на безрыбье могут и скинуть. «Девушка/юноша с обложки» идут по сходной и вполне доступной цене, иногда, для партнеров – по бартеру.

***Что удивительно, при всей нескрываемой продажности, святая вера в собственную «глянцевую» избранность у местечковых журнальчиков растет обратно пропорционально тиражам. Читаешь, глазам не веря, в одном из них пассаж от владелицы: мол, если ко мне придет дядя-лоток-с пирожками и предложит 40 тысяч за рекламу, я денег не возьму, а то у меня больше ни один ресторан рекламу не даст – мол, должен же быть уровень!

***Вот и оказывается лицом «глянцевого» номера экс-депутат ЗСК Сергей Зиринов, обвиняемый в создании преступной группировки. «Он необыкновенно скромен,… за него говорят добрые дела, на которые Сергей Андреевич не скупится» (из анонса публикации). А что? Уровень! «Кушайте, барышня, заплочено!». Но это, разумеется, крайность.

Сергей Зиринов в зале суда. Фото: Владимир Аносов/Российская газета.

***Покупается в местечковом «глянце», конечно же, не все. Не оттого, что не продается - купить некому. Потому известные всем рекламным менеджерам города, готовые платить за пиар персоны под разным соусом кочуют из номера в номер, из одного журнала в другой. Назвать фамилии? Или полистаете пару-тройку изданий сами?

***Основная составляющая изначального глянца на новороссийской почве не прижилась. Ну, не воспринимают вышеназванных персон в качестве гламурных эталонов манер и воспитания! Скорее, они превращаются в объект для досужих пересудов (ишь, ФИО опять на обложку разорилась(-ся)!) либо в объект для зависти (и я хочу столько денег, чтобы, как она, в журнал попасть!). Товарно-денежная подноготная существования большинства изданий ни для кого не секрет. Однако, превратившись, по сути, в «ежемесячный каталог городских VIPов» они, свято веря сами себе, продолжают морочить читателям голову игрой в «полусветское» общество, ведущее не по здешнему красивый образ жизни.

***Особая разновидность рекламного цинизма - детские проекты. Коммерческая, читай, за бабки, сторона появления юных фотомоделей на блестящих страницах никем не скрывается. И детские фамилии тоже, как правило, на слуху. Доморощенный бомонд, осознавая «избранность», готовит себе смену.

***Провинциальный глянец от иностранного и столичного собрата отличается как коза от баяна. Он, в противовес первоисточнику, не формирует общественное сознание, он существует, потому что отравленное блестящими пустышками массовое сознание уже в нем нуждается, как в допинге, как в наркотике. Глянцевые ценности, став безусловным жизнеполагающим стимулом для определенной части молодого общества, не подвергаются сомнению в принципе. На предложенный фальшиво поблескивающими страницами образец жизни, разинувши рот, как Эллочка-людоедка на золотое ситечко, с замиранием сердца глядят молодые. Популяция «глянцевых людей» разрастается подобно планктону. А планктон, как известно, не тонет…