Из истории Новороссийска

ПОСЛЕ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ. ГЛАВА 2. Мефодиевка и Кирилловка.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Обновлено 16.11.2010 21:57 Автор: Сергей Шило, краевед 12.11.2010 18:39

Глава 2. Мефодиевка и Кирилловка.


Основание Кирилловки и Мефодиевки. Именем святых. Попечительство. Деревенский быт. Жители деревни. Отдых и праздники. Деревенское кладбище.


Часть 1. Основание.


***Весной  1869 года из Одессы в Новороссийск на пароходе прибыло 360 семей чешских переселенцев. Это были  крестьяне из Австро-Венгрии.  Из них 60 семей, составивших примерно 270  человек, основали пригородные деревни Кирилловку и Мефодиевку.

***Люди прибывали с таким  расчетом, чтобы за осень и зиму уладить все формальности, связанные с переселением - получить разрешение на жительство,  надел земли и сделать обустройство на новом месте - с тем, чтобы следующей весной им ничто не мешало приступить к обработке земельного участка, начать весеннюю посевную.

***В то время город Новороссийск, расположенный на западном берегу  Цемесской бухты, имел 90 домов, почтовую  станцию, постоялый двор, 2 трактира, 8 питейных домов и  1 харчевню. Это  и был весь город.  Постоянных жителей числилось 488 человек.

***Прибытие чешских поселенцев, составляющих почти что половину города, внесло небывалое оживление в городскую жизнь. Заработала канцелярия начальника  Черноморского округа, выдавая разрешения на поселения, прибавилось хлопот у архитектора, землемера и полицейского пристава. Нужно было  регистрировать и размещать людей. Наконец, начальником Черноморского округа было решено отдать переселенцам  пригородные земли, находящиеся в шести верстах от города за рекой Цемес и Цемесским болотом. Земли эти, расположенные на Северо-Западе  Маркотхского хребта, представляли собой пологие склоны, переходящие в межгорные долины. Местность в большей своей части была в зарослях леса и кустарника, но в отличие от каменистых склонов давала большие надежды на то, что после раскорчевки и расчистки будет пригодна для обработки и станет плодородной.  На ровных участках было и самое удобное место для возведения домов. Здесь, невдалеке от плавней  и ближе к городу, изъявили желание поселиться чуть менее  ста человек.

***В первое время переселенцы жили на выделенных им участках прямо под открытым небом в наскоро сделанных из  камыша шалашах и вырытых землянках. Сложенные в полукруг камни служили  домашним очагом, на котором готовились незамысловатые кушанья. И каждый день начинался с работы.

***А работы было очень много: заготовка строительного материала, расчистка и раскорчевка под усадьбу участка, а затем и строительство дома. Это требовало от поселенцев напряжения всех сил. Люди знали, что если они  не сделают хоть какие-то жилища, то останутся без угла и крыши над головой. А  надвигалась зима, еще неизведанная и поэтому страшная.  Жители города рассказывали поселенцам об ужасающей силе зимнего ветра, называемого в здешних местах Борой, о чудовищной его мощи, с какой он играючи выбрасывает на берег  корабли, выворачивает с корнем столетние дубы и срывает с домов крыши.

***Осенняя теплая и сухая погода как бы входила в трудное положение людей и благоволила им своим постоянством. Деньки стояли хорошие, ясные и  солнечные.  Однако люди, зная цену этим последним дням, этому последнему теплу щедрой кавказской природы, торопились. Поэтому к концу октября между плавнями реки Цемес и  отрогами Маркотхского хребта  среди необозримого лесного "моря"  появились первые признаки  цивилизованной жизни - крыши домов.

***Свои дома чехи строили из самана и камня-"дикаря", крышу крыли камышом. Глину добывали в одной из межгорных балок,  расположенной недалеко от деревни, которую   до сих пор  называют  Саманной. Камень ломали на Гузовой горе. Камыш обильно рос в плавнях. До наших дней на Мефодиевке сохранились несколько таких домов.

***Сохранилось описание деревни Мефодиевки и в творчестве чешского поэта, писателя и журналиста Святополка Чеха, посетившего Кавказ в 1874 году: « В глубине новороссийских лесов в долине Цемеса находилось село Мефодиевка, вдоль жердей и тынов тянулись баклажаны, вился плющ и лесной хмель. Низкие хаты, выстроившиеся  в ряд, построены людьми из дальних чешских земель».

***Один из домов деревни Мефодиевки, построенных чешскими поселенцами и сохранившийся до наших дней. Фото автора. 2008 год, ул.  Мефодиевская, д. 99.

***

Дома, сложенные из камня-"дикаря", имели толстые стены, они защищали поселенцев от ураганной Боры и непогоды в холодное время года.

***Со временем первоначальные постройки не раз перестраивались, переделывались, стены штукатурились, оформлялись наличники окон и пилястры углов фасадной части дома. Камышовые, а затем красные черепичные крыши менялись на  серые шиферные. Все эти переделки привели к утрате первозданного вида. Сохранившиеся до наших дней дома  теперь выглядят  совсем не так, как в ХIХ  веке.

***Мефодиевка, современный вид чешского дома. Фото автора. 2008 год, ул. Мефодиевская, д. 48.

 

***В Саманной балке люди копали глину, месили её с соломой и формовали блоки, сушили их  на солнце до полной готовности. Камень особой прочности «дикарь» добывался на Гузовой горе и на телегах перевозился к месту постройки.  Как переселенцы чехи получали денежные субсидии на строительный материал, что было большим подспорьем. Разрешалось им  также добывать строительный материал и самостоятельно.

***За перевалом и прямо на участках поселенцев рос лес, а с южной стороны расстилались обширные плавни, густо заросшие высоким камышом. День-деньской мужчины валили деревья, рубили ветки и  сучья,  складировали бревна в штабеля, подготавливая их для строительства. Женщины и дети трудились в плавнях, срезая и скручивая в снопы  камыш – основной по тем временам кровельный материал.

***Возможность увидеть, как выглядели жители деревни Мефодиевка, дает старинная фотографическая карточка, запечатлевшая поселенцев примерно в 1880-е годы.

***Поселенцы деревни  Кирилловка. Фото 1880-х г. Справа стоит Франц Янович Студиград, рядом сидит его жена Розалия Студиград (в девичестве Немец).


***Каждой семье выдавался большой земельный надел, и вскоре над проселочной дорогой стали появляться первые дома, сначала расположенные друг от друга на большом расстоянии.

***Дома строились особенные, длинные. Под одной крышей такого строения находились жилые помещения, кладовые, за кладовыми шли помещения для домашних животных, коров, лошадей, коз... Через весь дом проходил длинный коридор, и обитатели такого дома    могли    попасть в любое из помещений, не выходя на улицу, что было особенно важно в холодное и ветреное зимнее время.

***К началу зимы  дома были построены, и с первыми холодами над деревенскими  крышами закрутил ветер  дымки, а в окнах по вечерам загорался свет лучины или сальной свечи.

***Днем камышовые крыши выделялись в лесной зелени и были похожи на стога сена, как будто бы кем-то разбросанные среди просеки то слева, то справа, образуя ломаную желтую линию. Первозданную тишину окрестных мест теперь стал нарушать яростный, а иногда ленивый собачий лай, крик петухов, блеяние коз и овец, мычание коров.

***Сохранились сведения о семьях самых первых чешских поселенцах Мефодиевки, которые здесь обосновались. В лесу за ручьем поселились сначала две семьи братьев Годлачь, семьи по фамилии Мингарт, Ворачек, Мазал, Калайда, Пяцо, Патек, Новотный, Дивиш, Данек и две семьи Пуншохашей. Вот это и были  первые жители Мефодиевки.

***Затем прибыли:  Выстрчил, Петучек, Пенмешек, Вострий, Зеленка, Гоуфек, Сватань, Корбель, Соботка. Среди первых поселян  был и Иосиф Иванович Шванцер, получивший в 1869 году участок земли по уделу казны, а также его соседи по меже: Франц Осипович Елинек и Филимон Францевич Лишка.

***Все они были крестьянами-хлебопашцами, которые видели смысл своей жизни и будущее своих детей в возделывании земли и получении хороших урожаев. Наделение землей происходило на общинном праве, то есть  землю давали в общественное пользование в размерах, не превышающих 30  десятин, считая одну удобную землю: пахотную, сенокосную и выгонную на каждый двор или  семью. Поля  находились на ровной низменности  недалеко от деревни и примыкали к плавням, за которыми шла болотистая пойма реки Цемес. Весною 1870 года стальной рухадловский плуг подымет и взрыхлит нетронутую веками землю. Для пропитания сеяли озимую и яровую рожь, пшеницу, овес, просо. Лен, конопля, горох, бобы, чечевица засевались для домашнего обихода.

***К концу лета  1870 года поселение уже оформилось, и дома деревни Мефодиевки вытянулись по обочинам проселочной дороги. Через 4 года после основания деревни её население состояло из  47 мужчин и 44 женщин.

***За домами в отдалении с одной стороны  было место, отведенное под  кладбище,  с другой - под огороды, пастбища и сенокосы. Так затеплилась жизнь одного из первых пригородных поселений, которому в будущем было суждено  стать крупным районом  города.

***Основанная деревня располагалась у северо-западного склона Маркотхского хребта,  и из окрестных деревень была ближе всех расположена к городу, находясь от него всего в шести верстах.

***Но не все чехи поселились в Мефодиевке, большая их часть ушла  подальше от плавней, где и  было основано более крупное поселение Кирилловка.

***Деревня Кирилловка расположилась в двух верстах от Мефодиевки и в восьми верстах от города. Она была крупнее не только  Мефодиевки,  но и  остальных   пригородных поселений и состояла из 40 семей.

***Новообразованные поселения  причислили к новороссийскому участку Черноморского округа, а  волостным (районным) центром стала  деревня Кирилловка.


Часть 2. Именем святых.

 

***Чехи глубоко  чтили веру и своих святых,  соблюдали древние традиции своего народа. Поэтому здесь, вдалеке от Родины, основывая новые поселения, они в первую очередь отдавали дань своей вере, своей истории и культуре, давшей славянскому миру выдающихся людей, почитаемых как святых, - Кирилла и Мефодия. Именами этих людей они и назвали свои поселения.

***Кирилл (ок.827-869 г.) и Мефодий (ок.815-885 г.)  известны как просветители славян, создатели славянской письменности, проповедники христианства.

***Происходили они из благочестивой славянской семьи, жившей в греческом городе Солуни. В семье было семь сыновей, старший - Мефодий, а Кирилл – младший. В то время Солунь (ныне Салоники) входила в состав славянской (болгарской) территории и являлась культурным центром Македонии. Древняя Солунь была двуязычным городом, в котором кроме греческого языка звучал и славянский говор.

***Кирилл (в миру Константин) был очень образованным для своего времени человеком. Еще до поездки в Моравию (до 863 г.) он составил славянскую азбуку и начал переводить Евангелие на славянский язык. Таким же был и Мефодий. Приняв монашество в одном из монастырей на горе Олимп, он в трудах проводил свою жизнь. После завершения своего обучения в Константинополе к нему в монастырь удалился и Кирилл.

***Болгары первыми из славянских народов обратились к христианству. Кирилл и Мефодий своими проповедями способствовали укреплению христианства. Из Болгарии христианская вера распространилась в соседнюю  с ней Сербию. Тогда же славянские племена объединились в Великоморавскую державу и приняли христианство.

***После того, как были просвещены Болгария (860 г.) и Сербия, в Константинополь явились послы от моравского князя Ростислава с просьбой прислать учителей, которые могли бы объяснить христианскую веру на родном им языке. Император и патриарх обрадовались и, призвав братьев, предложили им идти к моравам.

***В течении трех лет святые братья жили в Моравии,  продолжая переводить церковные книги с греческого на славянский язык, обучать славян чтению, письму и ведению богослужения на  славянском языке. Но на пути распространения христианства ожидали братьев и тернии. Так, среди некоторых епископов Западной церкви сложилось убеждение,  что хвала Богу может воздаваться только на трёх священных языках: еврейском, греческом и латинском. Поэтому Кирилл и Мефодий, проповедовавшие христианство на старославянском,   были восприняты как еретики и вызваны в Рим. С большим трудом  Кириллу удалось убедить папу римского Андриана II в истинности своих с братом трудов, и тот утвердил богослужение на славянском языке. А братья были рукоположены в епископский сан. Теперь они надеялись найти поддержку в своей борьбе против немецкого духовенства, не желавшего сдавать свои позиции в Моравии и препятствовавшего распространению славянской письменности.

***Несмотря на полученный высокий церковный сан, деятельность Кирилла и Мефодия встретила сопротивление немецкого духовенства, выступавшего против славянского письма и  славянского богослужения. В таких условиях братья не могли даже сделать священниками своих учеников. Для этой цели в 867 году они выехали из Великой Моравии в Венецию, рассчитывая посвятить учеников в столице Византийской империи - Константинополе. Получив приглашение от римского папы, Кирилл и Мефодий  из Венеции направились в 868 году в Рим. Здесь папа Андриан II освятил славянские книги, ученики Кирилла и Мефодия стали священниками и дьяконами.  В Риме Кирилл тяжело заболел и 14 февраля 869 года умер.

***Перед смертью он сказал Мефодию: «Мы с тобой, как два вола; от тяжелой ноши один упал, другой должен продолжать путь».

***Мефодий с учениками вернулся в Паннонию, а позже в Моравию и продолжал просветительскую  деятельность в славянских землях.

***В конце 869 года Мефодий был поставлен Архиепископом Паннонии, практически Великой Моравии, которая вместе с этим приобрела церковную самостоятельность.

***В 870 году Великая Моравия была оккупирована войсками Восточно-Франкского королевства, Мефодий был арестован и сослан в один из монастырей Швабии. Освобождению проповедника в 873 году послужило восстание населения Моравии и вмешательство папы Иоанна VIII.  Мефодию было запрещено совершать Литургию на славянском языке. Продолжая проповедовать христианство и посетив в 880 году Рим, Мефодий добился отмены этого запрета.

***С деятельностью Мефодия связан перевод на славянский язык сборника церковных канонов, так называемого «Номоканона Иоанна Схоластика», а также создание древнейшего памятника славянского права – «Закона судного людям».

***До последних дней своей жизни Мефодий вел борьбу с немецким духовенством, защищая славянские веру и письменность. Последние годы жизни Мефодий провел в Велиграде - столице Моравии. Умер Мефодий 8 апреля 885 года. После смерти Мефодия его противникам удалось добиться запрещения славянской письменности в Моравии. Многие ученики были казнены, и вновь из Рима последовал запрет на славянское богослужение. В такой обстановке уцелевшие ученики Кирилла и Мефодия вынуждены были перебраться в Болгарию и Хорватию. Только в Болгарии, а впоследствии в Сербии и Киевской Руси наследие проповедников нашло поддержку.

***Кирилл и Мефодий почитаются как святые и сегодня. Память их отмечается 24 мая  в православии и 14 февраля в католицизме. Ранее в католической церкви  день памяти Кирилла и Мефодия отмечался 5 июля.

***Праздник в честь Кирилла и Мефодия  стал государственным праздником  в России, Болгарии, Чехии, Словакии и республике Македония. В Чехии и Словакии праздник отмечается 5  июля.  В России он называется Днем славянской культуры и письменности и проходит с 18 по 24 мая.

 

УЛИЦА ПЕРВОМАЙСКАЯ (САДОВАЯ)

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 11.11.2010 13:02

 

***В начале ХХ века Стандарт славился своей четкой планировкой улиц. Русско-французское общество по добычи нефти «Русский стандарт петролеум компании», которое было владельцем этого участка, в 1896 году продало часть участка «Домовладельческому товариществу». Последнее, пользуясь тем, что спрос на жилье был очень велик, стало строить  жилые дома.  Кварталы на Стандарте были чистые, с хорошо выложенными мостовыми и тротуарами, с водопроводной и канализационной сетью. Они строились из красного кирпича  и были  одноэтажные, двухэтажные. Во второй половине 1890-х годов  были застроены нижние кварталы Стандарта. Строительство продолжалось, и к 1911 году в основном были застроены и верхние кварталы между улицами Горной (Сакко и Ванцетти) и Садовой (Первомайской).

***Вообще этот уголок отличался большим благоустройством и опрятностью по сравнению с  соседним  Мефодиевским посёлком. Особенно хочется вспомнить об одной улице. На ней располагались две достопримечательности зацемесской стороны – это «Троице-скорбященский  храм» и «Сад на Стандарте».

***Улица Садовая начиналась от «Троице-скорбященского» храма,  пересекала Пушкинскую  и Французскую улицу и упиралась в Горную. За храмом через Пушкинскую находилось здание церковно-приходской школы, а напротив шли одноэтажные и длинные здания казачьих казарм.

***Дальше улица  была застроена  одноэтажными, но красивыми домами, крытыми железными и черепичными крышами.  На углу улицы Французской (Робеспьера) находился (дом сохранился) самый оригинальный кирпичный дом с двухэтажной башенкой, в  которой  располагалась  ротонда под высокой, ажурно изукрашенной деревянной резьбой крышей. Чей был этот дом? Может быть он принадлежал директору «Общества Русский Стандарт Нефтяное товарищество» Фридерику Алексеевичу Гро, а может быть этот дом построил и жил в нём директор, распорядитель новороссийского «Домовладельческого Товарищества» Э.Г. Скараманго.

На фото: Стандарт. Улица Садовая, 1906-1908 годы.

***По протяжённости улица была недлинная, но  за  ней начинался парк - излюбленное место отдыха жителей этого района. Называли его – сад на Стандарте или Французский сад.

***Садовая  располагалась на границе участка «Домовладельческого товарищества», а дальше  шли незастроенные, заросшие лесом земли, и  начинался участок генерала Адамовича. Собственно от сада, расположенного рядом, и получила своё название окраинная тогда улица.

***Сад на Стандарте был очень известен в то время. Здесь люди отдыхали в тенистых аллеях, няни прогуливались со своими подопечными и любовались фонтаном, к которому по водопроводу подавалась вода. В саду находилось,  самое высокое и красивое здание Стандарта - Второе Новороссийское Общественное собрание. В этом здании работал кинематограф «Мон-Плезир», в котором проводились утренние сеансы для детей, а вечером для взрослых.

***Такой была дореволюционная улица Садовая. Примечательно, что название этой улицы, как до революции, так и после неё, связано всё с тем же парком, возле которого она располагалась. Правда после свержения самодержавного строя настали совсем другие  времена, соответственно изменилось всё вокруг, в том числе и названия улиц.

***В 1921 году 1-го Мая в Новороссийске состоялось торжественное заседание Пленума городского совета под председательством тов. Тернового. На заседании присутствовали делегаты от правления профсоюзов, фабрично-заводских комитетов,  представителей флотских и красноармейских частей, а также делегаты, выбранные общими рабочими собраниями. Перед открытием оркестр исполнил пролетарский гимн.

***Когда стихла музыка, Пленум начал работу. Выступающие тт. Фатьянов, Москвичёв, Гегечкори, Романец, Куренков, Ладоха говорили о том, какой ценой  и кровью досталось трудящимся осуществление права творить свою судьбу, издавать свои трудовые законы. Говорили об ответственности, которую взяли на себя члены горсовета по восстановлению разрушенного хозяйства города. Товарищ Ладоха  говорил о разнице праздников Пасхи и 1-го Мая, о том, что «сказки церкви» до сих пор застилают сознание трудящихся, и задача горсовета рассеять эту вековую тьму.

***З атем было внесено предложение в ознаменовании  пролетарского праздника 1-го Мая переименовать часть улиц города Новороссийска.  Решением Пленума новороссийского городского совета в список подлежащих к переименованию попали 18 улиц, в том числе и  «Французский сад» был переименован  в Первомайский. Это было зафиксировано протоколом №1.

***Депутаты Пленума выражали уверенность, что в скором будущем будут переименованы и другие улицы города.

***Так старый сад на Стандарте стал Первомайским. Надо думать, что желание депутатов переименовать и другие улицы реализовалось скоро. В то революционное время уж больно скромно звучало название улицы, ведущей в Первомайский парк.

***На фото: Вид на вход в Первомайский сад по ул. Сакко и Ванцетти, 1930 год. Ныне - сквер, примыкающий к зданию администрации Восточного округа.

Ранее опубликовано в журнале «ПЕРВЫЙ» №1, февраль 2009 г.

   

ДАР ГЕНЕРАЛА АДАМОВИЧА

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Обновлено 12.11.2010 02:02 Автор: Сергей Шило, краевед 10.11.2010 22:15

Дар генерала Л.Е. Адамовича городу Новороссийску

***В начале XX века зацемесская  сторона города Новороссийска стремительно развивалась. Здесь находились почти все промышленные предприятия города - цементные заводы «Звезда» и «Цепь», механический и литейный. Росло население рабочих поселков. Возникали  новые улицы, переулки. Особенно интенсивно заселялись рабочими земли района под названием «Земля генерала Адамовича», которая лежала  между землями «Общества Черноморского цементного производства» и землями «Русского стандарта». В народе ее называли «Балкой Адамовича».
***Поселение постепенно превращалось в рабочий район с многотысячным населением, для удовлетворения жизненных нужд которого требовались школы, магазины, своя церковь и кладбище.
***Жители района обращались в городскую Думу с просьбами об открытии и школы, и храма как совершенно необходимых спутников жизни.
***В один из приездов генерала Л.Е. Адамовича в Новороссийск городская Дума обратилась к землевладельцу с просьбой об отведении участка земли под постройку храма и приходской школы. При личной встрече Л.Е. Адамовича с городским головой П.К. Калининым, О.Р. Пенцлиным  в присутствии жителей Балки вопрос был решен положительно.
***28 ноября 1909 года Оттон Робертович Пенцлин - управляющий и доверенное лицо генерала, проживающего в Санкт-Петербурге, получил письмо от своего доверителя. Леонид Ефремович сообщал, что охотно  соглашается отвести безвозмездно в дар обществу место под Божий храм в количестве 500 сажень. Причем место возведения храма Леонид Ефремович выбрал и указал лично «ниже каменного обелиска вблизи границы цементного завода», а также пожелал, чтобы будущий храм носил бы название «Храм Спасителя Нашего Иисуса Христа».
***Затем генерал Адамович изъявлял желание принести в дар новороссийскому городскому управлению 300 кв сажень земли  под школу грамотности, которая  должна  быть  построена городским управлением  вблизи пивоваренного завода на углу улиц Гурской и Васильевской* в течении  двух лет.
***Далее он писал: «Принимая во внимание просьбы жителей относительно отвода им места под кладбище, я в свою очередь изъявляю согласие на принесение в дар новороссийскому городскому общественному управлению одной десятины (2400 кв. саж.) земли под православное кладбище с отделениями для лютеран и для католиков. ***Земля под кладбище выделялась в расстоянии 100 саженей от ближайших жилых построек и в таком же расстоянии от Сухумского шоссе.
***Касаясь просьбы Новороссийской городской Управы, поддержанной городским головой и Черноморским губернатором Алексеем Александровичем  Березняковым, о безвозмездном отводе в общественное пользование улиц и площадей, существующих в настоящее время и могущих образоваться впоследствии, я опять таки соглашаюсь на отвод всех улиц и площадей в безвозмездное общее пользование».
***17 декабря 1909 года на очередном заседании Новороссийской городской Думы был заслушан доклад Управы «О принятии от генерала Л.Е. Адамовича  дара, заключенного в земельном участке под школу, церковь и кладбище». Земли были приняты с благодарностью. Вопрос о принятии в дар улиц и площадей остался открытым…
***Пожелание дарителя городское управление выполнило, храм и школа были построены. Кладбище по рассказам старожилов тоже существовало на Балке. Свидетелями тех давних событий ныне остались Евангельско-лютеранский храм - Кирха, каменный «Обелиск» чуть выше «Уютной колонки» и прочно закрепившееся название района « Балка Адамовича».


**** Протоколом № 11 выездного заседания Президиума городского Совета на цементном заводе «Пролетарий» 10 июня 1929 года улицы были переименованы. Васильевская - в Партизанскую, Гурская - в Извилистую.

   

ПЕРВЫЕ УЧЕНИЦЫ ЖЕНСКОГО УЧИЛИЩА НОВОРОССИЙСКА

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 08.11.2010 17:21

***14 ноября  1878 года начальник Черноморского округа письменно  извещал  городскую полицию:

***«Директор народных училищ Кубанской области за №2641  уведомил меня, что 24-го истекшего октября он назначил на должность учительницы Новороссийского женского училища дочь священника  Геленджикского прихода  Антонину Павловну Щеглову.

***Давая об этом знать, нужным считаю присовокупить для объявления во всеобщее сведение обывателей города Новороссийска.

1 - Женское училище будет помещаться в казённом доме, рядом с домом Начальника Округа.

2 - Открытие училища последует немедленно по приведении в порядок классной  мебели.

3 -  Родители и воспитатели, желающие определить детей в женское училище, обязаны ныне же заявить в полицию для составления списка и передаче учительнице».

***В этот же день на улицах были расклеены объявления.

Жителям города Новороссийска

Повестка

***«Сим объявляется по городу Новороссийску, что в скором времени будет открыто в городе Новороссийске женское училище, которое будет помещаться в казённом флигеле, стоящем рядом с домом Начальника Округа. Родители и воспитатели, желающие определить детей в женское училище, обязаны заявить об этом сегодня же Полиции для составления списка и передаче его учительнице Щегловой, а 16-го сего ноября  помещённые в названный список девочки должны явиться в училище не позднее 8 ½  часов.

Вр и. делами Полицмейстера пристав  Вартминский».

***К повестке прилагался список девиц  желающих поступить в новороссийское  начальное училище. Благодаря этому списку  мы  знаем первых учениц, первых школьниц нашего далёкого прошлого. История  сохранила нам их имена.


1. Софья Бублейникова
16.Параскева Талькерова
2. Елена Кутукова   
17.Степанида Лысенко
3. Пелагея Задонская 
18. Евдакия Малеева
4. Туда Фельдман
19. Анна Малеева
5. София Черкасова
20. Елена Фисанова
6. Елена Фиохари 21. Анна Фисанова
7. Василиса Шевченко 22.Александра Жирасовая
8. Анна Шевченко 23. Юлия Ливанова
9. Елена Анастасова 24. Олимпиада Францова
10. Мария Анастасова 25. Мария Закатаева
11. Мария Сысоева 26. Раиса Васильева
12. Домна Сысоева 27. Александра Селитовская
13. Анна Рагульская 28. Надежда Селитовская
14. Христина Высоцкая 29. Александра Рудковская
15. Марфа Бурхалова 30. Анна Ралгахова

 

***На этом же листе было написано. «Возвестить и расписаться же на этой повестке».

***Далее идут росписи.

***«Читал. С. Нагабедов. И. Черкасов. Г. Бублейников. Конкецов. Кутуков. Сергий Петровский. Рудковский. Михаил Близнюк оставил такую надпись (девица ходить не будет). Вергилес. Фиохари».

***Список был готов, и желающих учиться девочек набралось достаточно, однако здание училища не было готово, всё ещё продолжался ремонт...

   

НАШИ УЛИЦЫ СТО ЛЕТ НАЗАД

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 08.11.2010 16:40

***В начале ХХ века  улицы нашего города, за исключением одной-двух  центральных, мощенных булыжником, оставались в своем первозданно природном состоянии, не имея ни тротуаров, ни булыжной мостовой.

***Такое положение вещей оставалось, несмотря на то, что в 1910-х годах Новороссийск имел более чем  60-ти тысячное население и был центром Черноморской губернии.

***Большую часть года, особенно после весенней распутицы и обильных осенних дождей, улицы  утопали в грязи, иле и камнях. По  ним невозможно было ни проехать, ни пройти пешему человеку.  Вышеперечисленные обстоятельства доставляли местным обывателям массу неудобств. Терпению горожан все же пришел конец, и, как говорится, лёд тронулся.

***В новороссийскую городскую Управу, словно из рога изобилия, посыпались заявления, прошения и ходатайства о планировании и замощении улиц и об устройстве тротуаров. Причем относилось это не только к 1-й  и 2-й части города, но и к предместьям. Подавали их не только простые обыватели, терпящие  в связи с этим неудобства, но и лица, по долгу службы обязанные следить за порядком: приставы, полицмейстеры и санитарные врачи.

***В своих ходатайствах современники тех лет писали: жители Милютинской улицы (ныне Фисанова) в своем прошении говорят «Тонем в грязи, чрез это претерпеваем большие неудобства». Неудобства же состояли в том, что обывателям за неимением подъезда ко дворам приходилось все тяжести таскать на себе, так как извозчики ни за какие деньги не соглашались ехать по занесенной камнями улице, рискуя перевернуться и покалечить себя, лошадь и пассажиров. Также поступали и водовозы, развозившие по улицам в больших бочках питьевую воду, и угольщики на своих телегах.

***Сохранившиеся просьбы  жителей в городскую Управу живописно рассказывают о городском быте тех лет.  Они пишут «Вот не очень давно, водовоз №1 хотел проехать, перевернулся с бочкой и лошадью, получил большие ушибы. Было таких случаев много, а что касается угольщиков, то многие переламывали свои мажары, и только заканчивалось продолжительной нецензурной бранью».

***Городская Управа поступившие заявления препровождала строительной комиссии при городской Думе. Последняя, в ведении которой и были городские улицы, вела проектную и финансовую документацию, а также сношения с подрядчиками о ремонте, а после проведения торгов осуществляла технический надзор за производимыми работами. В Новороссийске было три подрядчика, занимавшихся доставкой булыжника и мощением улиц. Это были местные мещане, проживающие в своих домах: Денис Михайлович Корчагин, Андрей Иванович Жилкин и Андрей Павлович Дорофеев. Трудом их артелей улицы нашего города расчищались, трамбовались и превращались в звонкие булыжные мостовые. Были и пришлые артели, и частные лица, желающие взяться за земельные работы. Так, в деле о торгах по замощению улиц фигурирует турецкий подданный Дмитрий Иорь-Оглы, он же Шаким который и предлагал городской Управе «взять с подряда земельные работы за каждую кубическую сажень по цене 4р.90 к.».

***Торги начинались с установленной Управой фиксированной суммы, и велись на понижение этой суммы, таким образом, подряд доставался тому, кто брался делать одну кубическую сажень мостовой за наименьшую плату. Так, в 1910 году  в первую очередь обрели булыжную мостовую и тротуары улицы, что поближе к городскому центру, такие как: Раевская (ныне Новороссийской республики), Лазаревская (ныне Коммунистическая), Милютинская (ныне Фисанова), Маломановская (ныне Горького). В этом же году шли работы по замощению улиц и на отдаленных по тем временам городских окраинах. В Станичке на улице Суворовской и Песчаной, а также на Мефодиевском поселке - на Нижне-Базарной улице (ныне Шаумяна).

***После замощения улицы принимали правильный городской облик. Теперь они имели не только  проезжую часть, вымощенную крупным булыжником-голышом, но и  тротуары для пешеходов, мощенные каменными плитами и отделенными от проезжей части высоким бордюром. Одновременно устраивались водосливные канавы. Улицы, вымощенные старыми мастерами, становились не только уютными и опрятными, но и звонкими от цокота лошадиных копыт. Они долго служили верой и правдой нашим горожанам, и только после Великой Отечественной войны булыжные мостовые, впрочем, как и лошади, стали постепенно исчезать. На смену им приходили моторы и асфальт.

***До конца 1970-х годов в нашем городе еще хоть и редко, но  можно было встретить улицы, мощенные  большим круглым булыжником. Их оставалось совсем немного: одна, две, три,  но и они вскоре исчезли под черным и гладким асфальтом.

***Так, уже на моей памяти одними из последних исчезли под асфальтовым покрытием в конце 1970-х годов улицы: Осоавиахима, участок улицы Жуковского от вокзала до ВРЗ. В булыжнике-голыше было что-то неповторимое притягивающее и очаровывающее своей простой стариной. Жаль, что у нас в городе не осталось ни одной такой улицы и увидеть их  мы  теперь можем только на старинных открытках и фотографиях.

***На снимке. Почтовые открытки начала ХХ века, изданные в Новороссийске издательством «Бр. Борисовых». Из коллекции автора.

Новороссийск. 24.03.2008 года.

   

Страница 11 из 11