Из истории Новороссийска

ПЕРВЫЕ ОТКРЫТКИ В НОВОРОССИЙСКЕ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 11.12.2010 22:52

С Новым Годом, с Рождеством Христовым!

 

***Первые иллюстрированные открытки, в то время их называли почтовые карточки, появились в России в 1895 году, сначала в Москве, Петербурге, Ревеле, а впоследствии и в других городах.

***Новый вид корреспонденции, придуманный профессором военной академии в Вене Эммануэлем Германом, быстро завоевал популярность. Дело в том, что бланки открыток издавались почтовым  ведомством за минимальную цену, к тому же отослать коротенькое сообщение,  находясь в пути, было гораздо удобнее, чем писать длинное письмо.

***Первые открытки были черно-белые или с оттенком голубых и зеленых тонов. Сначала печать открыток осуществлялась с рисунка на камне (литографическим способом). Большую пользу в развитии техники печатания сыграло развитие фотографии. Открытки-фотографии стали пользоваться всеобщим успехом и повышенным спросом. К тому же они сразу же стали предметом собирания и даже коллекционирования.

***Для издания иллюстрированных открыток в России возникает целая полиграфическая отрасль. Работают на русский рынок возникшие в России иностранные издательства – Шерер, Набгольц и К, К.А. Фишер, Ришар. Не отстают и крупные зарубежные издатели, такие как немецкое фотографическое общество N. P. G.,   художественное издание компании «Зингер», акционерное общество «Гранберг» в Стокгольме, американская фирма Reinthal & Hewman. Pubs. N. Y., французкая К. F. Еditeurs Paris., английская фирма Rafael  Tusk & Sons «O ILЕТТЕ».

***Наряду с крупными фирмами изданием открыток занимаются и мелкие издатели. Так в Новороссийске в конце XIX и начале XX века открытки издавали книгоиздатели и газетные торговцы Братья Борисовы, Товарищество Бр. Богарсуковых, издание П.Г. Иванушкина, издание фотографа Полити, магазин Р. Сегаль и С-вья и др.

***Открытки, издаваемые местными предпринимателями, невыгодно отличались от изданий крупных зарубежных полиграфических фирм. В основном это были черно-белые виды городов, а если и были выпуски цветных открыток, то очень ограниченным тиражом.

***Зарубежные фирмы, наоборот, ориентировались на громадный спрос и издавали прекрасные цветные праздничные открытки.

***Поэтому и в нашем городе они продавались в лавках и писчебумажных магазинах в большом количестве. Самыми любимыми открытками, впрочем, как и соответствующие им праздники, были «С Новым годом!» и «С Рождеством Христовым». Стоили они недорого. Можно было приобрести 6 открыток за 10 копеек.

***Импортные открытки отличались качеством печати и цвета, имели тиснение и были обильно украшены блестками, позолотой.

***Иностранные издатели не отступали от привычной для русского человека тематики. На открытках изображались ели, сосновые «лапы», увешанные игрушками, Дед Мороз с большим мешком подарков, конные прогулки в санях в заснеженном лесу,  ангелочки, покровительствующие людям, голуби и ласточки, по поверью несущие в дом счастье.

***Люди желали друг другу провести праздники весело, желали всего лучшего на многие годы, передавали любимым свои поцелуи (несчетное число раз), желали здоровья и долголетия, а детям - хорошо учиться.

***Добрые старинные открытки - всего-то  цветные кусочки картона, но они и сейчас остаются «живыми», передавая нам сохраненную на века душевную теплоту и нежность.

 

ЖИЗНЬ Фёдора Ивановича ГЕЙДУКА. К 140-летию основания Гайдука

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 10.12.2010 16:05

Эта статья -  попытка исторического исследования, позволяющего пролить свет на малоизвестные страницы нашей истории. Попытка рассказать о личности Ф.И. Гейдука – первого агронома Черноморского округа - не только как о чиновнике при управлении округа, но прежде всего как о талантливом, целеустремленном человеке. По свидетельству современников, он считал для себя высшим счастьем служить славянским народам. В лице России он видел главную опору славян и стремился всемерно  укрепить ее экономику.

***Ян Гейдук, отец Федора Ивановича, был искусным столяром и трактирщиком на «Скляне нарицце», а затем «У города Ржезна» в Рыхембурке (Рыхенбурге). Он очень любил  детей, природу и был большим знатоком многочисленных преданий и сказок. Детвора со всей округи собиралась у него, чтобы послушать замечательные предания и народные сказания. Его рассказы внушали детям любовь к людям, природе, уважение к чешской истории и литературе.

***Мать Франтишка, урожденная Чейкова, была дочерью мельника Яна Чейки из Шиликовой долины под Рыхембурком. По вероисповеданию она была рьяной евангелисткой, сохраняющей в семье древнечешские традиции и обычаи родного края. Семья Яна Гейдука  была известна на весь край  добрым чешским гостеприимством и готовностью помочь нуждающимся.

***У Яна Гейдука было пятеро детей – старший Франтишек (1823 г.),  Иосиф (1826 г.), дочь (1830 г.), Бедржих (также его звали Федором, 1832 г.) , Адольф (1835 г.)

***Бедржих  (Федор Иванович) родился 28 февраля 1832 года  в Рыхембурке под Скутчей. Когда ребенок подрос, родители отдали его в реальное училище в Толичке а затем он окончил агрономическое отделение технологического института в Праге. После окончания учения занимался  лесоводством на Теосниках в Праге и в Венгрии.

***Затем двадцатилетний молодой и хорошо образованный человек в 1852 году поступил на службу к графу Ф. Кинскому и переехал в Угры. Здесь Федор Иванович был служащим библиотечного кадастра. Став секретарем «Хозяйственного общества для Пражской области» выпускал совместно с Иосифом Кучерой журнал «Прогресс хозяйственный». Являясь отличным специалистом по сельскому хозяйству, уже в то время он написал несколько книг: «Хозяйственные счеты» , «Как должна быть устроена компостерная яма», «Катехизис хозяйственный», в которых излагал основы ведения хозяйства.

***Вернувшись из Угор, Федор Иванович поселился в Праге и в это же время женился. Его женой стала Иосифа Тересия, урожденная Гайсерова, дочь Иосифа Гоуфа из пражского района «У Катержины». После свадьбы молодожены поселились  в новом районе Праги «У Святого Войтеха» на улице Ирхаржих, №6. Супруга Ф. И. Гейдука родилась в «Новых Усадах» в 1829 году и была старше на три года. Иосифа Тересия родила троих детей (двоих девочек и мальчика): Франтишку (1857 год), Сидонию (1861 г.) и Ярослава (1862 г.).

***Гейдуки вели мещанскую жизнь, особенно мать, в строгости поддерживавшая  воспитание и учебу детей. В то время в Праге учился  граф де Цариер. Он вызвал Гейдука и предложил ему взять в свои руки  управление его русскими хуторами.

***В 1854 году Ф.И. Гейдук выехал в Харьковскую губернию. Прибыв на место и ознакомившись с состоянием дел, он был разочарован и отказался  от службы. Живя в России, Ф.И. Гейдук  работал  в Киевской, Харьковской, Херсонской, Полтавской, Екатеринбургской губерниях. В эти же годы он начинает писать в русские специальные журналы  о системе ведения  хозяйства на Руси, и благодаря стараниям  профессора Д. Ламдина получает место преподавателя в высшем учебном заведении Харькова.

***В первый год преподавательской работы Ф.И. Гейдуку предложили должность управляющего Кавказскими хуторами князя Михайлова. Он принял дела и занялся работами по освоению земель Северного Кавказа.

***С  окончанием  Кавказской войны, черкесы переселились в Турцию, и на разоренных и опустошенных территориях был образован Черноморский округ (1866 г.) с центром в Новороссийске. На опустевших землях решили поселить казаков, подбирая переселенцев из числа провинившихся. Будучи выходцами из степных районов России, казаки не знали, что и как можно возделывать в горах. Станицы основывались без учета агрономии, и поэтому оказывались в долинах рек, где свирепствовала лихорадка. Переселенцы-крестьяне из южных районов России переселялись добровольно, но тоже не оправдали себя. Прибыв на новое место жительства, они оказывались в очень трудном положении и, как правило, те, кто оставался в живых, уходили  назад.

***В 1867 году в Новороссийск прибыл Ф.И. Гейдук. Он был приглашен начальником Черноморского округа Д.В. Пиленко на должность окружного агронома. Приехав в Новороссийск, Ф.И. Гейдук сразу принялся за дело. Предстояло  исследовать  местность на предмет возделывания виноградарства и виноделия на побережье. В первое время приходилось ночевать в мазанке на казачьем разъезде, а иногда проводить ночь прямо в лесу или у переправы через реку, укрывшись только буркой. При исследовании Абрау довелось жить и в стогу сена, в котором казаки устроили нечто вроде пещеры с узким лазом.

***В 1868 году Ф.И. Гейдук получает участок в 300 десятин (гектар) земли в Цемесской долине. Здесь, вблизи Новороссийска, им был основан показательный питомник плодовых культур, ставший рассадником замечательных сортов сливы, яблок, груши, винограда.

***Вскоре благодаря усилиям Ф.И. Гейдука в окрестностях Новороссийска было образованно 5  больших чешских  деревень - Глебовка, Кирилловка,  Мефодиевка, Владимировка, Варваровка. Здесь поселились переселенцы из Скутчска и Глинецка. Они снабжались саженцами фруктовых деревьев, виноградных лоз из питомника Ф.И. Гейдука и с большим успехом выращивали табак. Табаководство давало  хорошие результаты, и как следствие  - большие средства, после чего чехи перешли на виноградарство.

***В 1870 году сюда на хутор «Гайдук», названный сообразно русскому произношению, приезжает его семья – жена и младший сын Ярослав. Остальные члены семьи смогли приехать только в 1874 году.

***Ф. И. Гейдук пользовался громадной известностью на Кавказе и в Черноморском округе. Унаследовал лучшие родовые черты, он был человеком твердой воли, самостоятельности в суждениях, скромности. Простой, доступный, общительный, он в тоже время сочетал в себе высокоразвитое чувство собственного достоинства. При нем обычно смолкали неуместные шутки, пустые разговоры, завязывалась основательная беседа. В тоже время он не был сухарем, и в подходящий момент умел поддержать  веселье других. Играл на рояле и скрипке, владел русским, немецким, венгерским, французским, латышским и английским языками.

***Во всех его начинаниях ему помогал начальник Черноморского округа  Д.В. Пиленко. Еще  на первых порах своей слишком самостоятельной деятельности  генерал Пиленко попал в немилость к тифлисской администрации, и при первом удобном случае, представившемся в 1876 году,  его вынудили уйти в отставку. Начались гонения на все его начинания и дела,  на всех, кто был рядом, первым среди которых значился Ф.И. Гейдук. Вторым сильнейшим ударом по делам агронома стала Русско-Турецкая война 1877-78 годов, которая привела к полному упадку садоводства на Черноморском побережье.  Незащищенное побережье опустело. Имения были заброшены, и в них теперь управляли совершенно неподготовленные управляющие, не имеющие ни средств, ни желания что-либо делать.

***После окончания войны правительство не посчитало своевременным освоение и окультуривание края, отказавшись от затрат на строительство дорог и мостов, мелиорационные работы.

***В 1881 году, когда в Европе на виноградниках начала свирепствовать филлоксера, Ф.И. Гейдук вновь стал нужен. По указанию царского правительства он был послан во Францию, Испанию, Италию, Германию и Австро-Венгрию для изучения болезней винограда и средств борьбы с ними. Вернувшись в Россию, Ф.И. Гейдук написал работу, основанную на своих наблюдениях, за которую был щедро награжден министерством сельского хозяйства.

***Несмотря на это в России все делалось по старинке. Имения Абрау и Дагомыс, когда-то возглавляемые Гейдуком, принял в управление бывший заведующий Ставропольской удельной конторой  и всё, что в них было, – конный завод, скотный двор с породистым скотом и т.д., упразднил, а сады и виноградники оставил без ухода. Теперь всё, что ранее делалось Ф.И. Гейдуком, осуждалось.

***К всеобщему удивлению заброшенные виноградники дали хороший урожай, и управляющий имением не знал, что с ним делать. Ф.И.Гейдук скупил весь урожай, и у себя на хуторе переработал его на вино. Это вино – первое вино Черноморского побережья - получило высшую  награду (золотую медаль) на проводившейся в 1884 году винодельческой выставке в Ялте. Только после этого новое руководство удельного имения стало возделывать и расширять практически уже заброшенные виноградники. Дело агронома Ф.И. Гейдука восторжествовало. Однако имя его продолжало замалчиваться.

***1884 год принес не только радость, но и большое горе. В этот год Ф.И. Гейдук потерял свою единственную опору в подвижнической жизни – жену. Преследуемый неудачами, наветами, а также вследствие слуха об упразднении Черноморского округа как самостоятельной административной единицы Ф.И Гейдук принял решение покинуть Новороссийск. Он был приглашен губернатором Восточной Сибири бароном Корфом на должность государственного советника и сельскохозяйственного руководителя. Осенью 1884 года Ф.И. Гейдук выехал во Владивосток. Работать ему пришлось на острове Сахалине. Прожив пять тяжелых, прошедших в постоянных командировках лет в суровом и непривычном крае, он расшатал свое здоровье, и для поправки  уехал на Кавказ. Но вылечиться, увы, уже не смог. Возвращаясь на Дальний Восток в 1890 году, Ф.И. Гейдук умер на судне от язвы желудка и был похоронен на берегу моря  во Владивостоке.

 

Сергей ШИЛО, краевед

   

Проект века, или Первый облигационный заем города Новороссийска в 2 000 000 рублей

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 02.12.2010 22:30

***1 июня 1901 года было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено мнение Государственного Совета о преобразовании взимаемых в Империи портовых сборов из специальных средств Комитета по портовым делам при главном управлении торгового мореплавания и портов.

***Суть закона заключалась в оставлении трёх пятых доли денежных поступлений с каждого пуда груза на специальных счетах Министерства финансов Комитета по портовым делам. Комитет ежегодно был обязан выделять деньги на покрытие издержек на содержание портовых сооружений и устройств, подъездных путей, а также землечерпальных, дноуглубительных работ.

***Именно этим законом и руководствовались городские гласные, возбудившие  в январе 1904 года  ходатайство о разрешении Новороссийскому городскому общественному управлению произвести облигационный заем в размере 2 000 000  нарицательных рублей.

***За год Городской Думой был выработан «Проект условий выпуска г.Новороссийском облигационного займа». Только редактирование этого документа заняло более трёх недель. 14 декабря 1904 года условия займа были подписаны городским головой А.А. Никулиным.

***Полученные от реализации займа деньги планировалось обратить на насущные потребности города и  Новороссийского порта.  Предстояло построить судоходный  канал и внутренний  бассейн на Цемесском болоте, устроить городской  водопровод, электрическое освещение, замостить  подъездные  пути.

***Канал проектировался согласно заключению местного портового присутствия шириною 80 саженей (160 м) по верхним краям откоса у ординара и длиной 200 саженей. Главным управлением торгового мореплавания предлагалось  устроить при канале плавучие доки. Таким образом. город под канал и плавучие доки уступал казне 19 десятин (гектар) болота.

***Устройство водопровода, оборудование, ремонт и содержание водопровода городское управление принимало на себя и обязывалось бесплатно снабжать порт и посещающие его суда. То же самое относилось и к устройству электрического освещения с обязательствами безвозмездного освещения порта 15 фонарями, силой 750 свечей каждый.

***Замощение некоторых улиц и признание их подъездными путями вызвало оживленные споры, но впоследствии из предложенных городским управлением улиц  11 были признаны подъездными:

- Романовская (ныне Свободы),
- Цемесская (Губернского),
- Вельяминовская (Революции 1905 года),
- Торговый переулок (Сипягина),
- Шоссейная (Васенко),
- Элеваторная,
- Серебряковская (Советов),
- Дмитриевская (Энгельса),
- часть Слепцовской (Исаева),
- Крюковская (Краевая),
- Анапское шоссе.

***Все эти улицы подлежали замощению на средства портовых сборов. Все операции из сумм Облигационного займа Городское общественное управление планировало вести открыто, с подробным указанием расходов, какие будут производиться. Уплата процентов и погашение по облигациям рассчитывались из сумм, ежегодно отпускаемых городу Комитетом по портовым сборам.

***Были выработаны условия выпуска облигаций, размеры процентов роста и их погашения, которые утверждало Министерство Финансов. Облигации займа должны были приниматься в залоги по подрядам и поставкам, а также в обеспечение ссуд. При производстве заказов в счет облигационных сумм предпочтение отдавалось отечественным заводам.

***Городской голова А.А. Никулин специально в поддержание ходатайства города о займе в 2 000 000 рублей  выехал в С.-Петербург, где находился с 8 ноября по 18 декабря 1904 года. Ходатайство городского головы Новороссийска, мотивированное расчетами, сметами и другими документами, совпало со взглядами Главного Управления Торгового Мореплавания и Портов, и в этом учреждении почти никаких возражений не было.

***Однако добиться разрешения на выпуск облигаций А.А. Никулину не удалось, и 11 декабря 1904 года городской голова подает докладную записку Его Сиятельству господину Главноначальствующему Гражданской частью на Кавказе  Г.С. Голицыну с просьбой «поддержать ходатайство города в подлежащих сферах».

***Наступивший 1905 год спутал все планы. Начавшаяся Первая русская революция заставила правительство пойти на жесткое подавление революционного движения, в том числе и в революционном Новороссийске. Грандиозный проект развития города так и остался невыполненным.

Примечание. Ранее эта статья была опубликована в журнале "ПЕРВЫЙ" (октябрь-ноябрь 2010 г. за № 9 (19) под названием "Судоходный канал на болоте так и не построили".

   

ПЕРВЫЕ КУПЦЫ НОВОРОССИЙСКА

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 24.11.2010 20:09

***В августе 1865 года в «Кубанских войсковых ведомостях» было напечатано объявление от комиссии по открытию города Новороссийска. В нем говорилось, что «дома и другие торговые  заведения, существовавшие  в Новороссийске до последней Крымской войны, будут отдаваться прежним владельцам в собственность преимущественно перед другими».

***10 марта 1866 года было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено «Положение о заселении Черноморского округа и управление оным», которое возрождало города Анапу и Новороссийск и причисляло их к пятому разряду торговых местностей.

***Прошения от купцов, желающих открыть в г.Новороссийске мелочную торговлю, а также завести питейное заведение, трактир, харчевню или постоялый двор, стали поступать с июля 1867 года.

***Капитан Шереховский, исполняющий дела полицмейстера г.Новороссийска, принимал заявления, проверял выданные купцам паспорта и выдавал аттестаты и специальные удостоверения, «билеты на торговые и промышленные заведения» - документы, разрешающие вести торговлю.

***Аттестат, выдаваемый полицией с «подписью  и приложением казенной печати», удостоверял, что владелец аттестата благонадежен, по суду наказываем не был, и что по общественным и другим повинностям в недоимках не числится.

***Билет на торговлю мелочным товаром стоил 2 рубля, а  на торговое промышленное заведение - 5 рублей.

***За семь месяцев  по февраль 1868 года было выдано 84 «билета» на  торговые заведения, а также на торговлю мелочным товаром. Выдавались «Билеты на торговое и промышленное заведение» в Полковом правлении Адагумского полка Кубанского казачьего войска за подписями председателя правления П. Крюкова и казначея сотника Совули.

***В  самом Новороссийске торговали  более 65 купцов. Из них самыми знатными были купец 1-й гильдии Темрюкский  мещанин Семен Рафаилов, имевший несколько лавок, и семь  купцов 2-й гильдии. Братья Семен и Григорий Бублейниковы имели две лавки, где торговали разным товаром, Сухумкальский мещанин Иван Черкасов, Темрюкский купец  Вартан Агаджанов (содержатель ренскового погреба), Темрюкский купец  Юрий Рясов, имевший табачную лавку, Григорий Фристофорович и Ставро Фристофорович Макриди , которые имели пекарню.

***Предприимчивый люд был разных национальностей, разного сословия и подданства. Среди купцов были  мещане,   государственные крестьяне, временно-обязанные крестьяне и отставные рядовые. Исключением был лишь Ливон Иванович Абдуладзе, тифлисский дворянин, открывший  в Новороссийске  на Серебряковскоой улице лавку резки  и продажи  мяса.

***Торговлей занимались турецко-подданные и турецко-подданные греки Иван Гиоргий , Спиридон Катосиви, Василий  Харлампий, Георгий Харламби, Николай Танаси, Афанасий Катосиви, Георгий Александров, Яни, сын Георга. Все они  имели мелочные лавки и  торговали всевозможным мелким товаром, табаком.

***Русские торговые люди содержали разные заведения. Так,   содержателями питейных заведений в Новороссийске были Федор и Василий Никитины, отставные  рядовые  Григорий Шимякин, Яков Здыбель и Иван Макеев.  Вакула Петровский имел хлебную пекарню, постоялые дворы содержали Иван Фурсов и Антон Бордун, продажей мяса занимался Наум Ткаченко.

***Среди тогдашних предпринимателей были и евреи, в подавляющем большинстве открывавшие  мастерские по пошиву одежды. Так, дамское платье можно было сшить  у Вениамина Османа. Заказать обнову  в Новороссийске можно было еще у нескольких  мастеров, таких как, Абрам Янкелевич, Михель Беркович Пизпюрик, Вагдер Мислер Вербовский, Давид Фукс, Хаймо Мейер.

***Торговые  заведения, где можно было вкусно покушать, а если не хватало времени, то быстро перекусить пирожками с квасом, также существовали в городе. Горячих кушаний, печеных изделий и виноградных вин обыватели могли отведать в трактирах Николая Проценко и Абрама Фельдмана.  Существовали и более дешевые заведения, где также можно было утолить голод и жажду. Харчевни содержали Керч-Еникальский грек Георгий Остерот Амир и темрюкский мещанин Яни Дананди Комбур Оглы , открывший  заведение в собственном доме.

***Развитие торговли было главным фактором возрождения городов Черноморского побережья, поэтому полицмейстер не тянул с выдачей билетов. Как видно из документов, вопрос об открытии очередного заведения решался быстро и без волокиты. Первым промышленным предприятием, открывшим  свои действия  в Новороссийске, стало  «Русское Общество Пароходства и Торговли».  Выданный конторе этого  общества  «Билет» был  зарегистрирован в книге выдачи билетов на торговые и промышленные заведения 21 декабря 1867 года.

   

ЧЕХИ ДЕРЕВНИ МЕФОДИЕВКА. Полевые исследования 2008 года

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей Шило, краевед 20.11.2010 20:46

***В последнее время периодические издания частенько затрагивают вопросы историографии, источниковедения, исторического прошлого и духовного наследия славянских народов Кубани. Во второй половине ХIХ века на Черноморском побережье были основаны первые чешские поселения. Краткость и скупость исторических архивных источников о чешских переселенцах не даёт полной ясности. А значительная их ассимиляция с русским населением привела к почти полной утрате национального языка, быта, традиций. Сегодня русские чехи требуют нового и пристального изучения.

***Первые поселения (деревни) австро-венгерских чехов появились в окрестностях Новороссийска в 1869 году. В различных источниках говорится о прибытии первых партий чешских переселенцев из Одессы в Новороссийск  на гражданских пароходах в количестве 360 семей, а также  о доставке  партий чехов из Ялты на военных кораблях.

***Город выделил переселенцам земли на северной стороне бухты, за рекой Цемес и Цемесским болотом. В этих необжитых местах зимой свирепствовал норд-ост, а летом малярия. Чехи основали здесь деревни  Мефодиевку и Кирилловку. Современные чехи считают, что названия были приняты по именам святых, в праздник которых первые поселенцы заложили свои деревни.

***Из всех чешских поселений, сохранившихся и существующих ныне в окрестностях Новороссийска, более всего не повезло деревне Мефодиевке.  Она находилась  в лесу, в шести  верстах от города Новороссийска, была ближе всех расположена  к городу. С прокладкой железной дороги и строительством железнодорожных предприятий рядом с Мефодиевкой возник многотысячный рабочий железнодорожный поселок с русским населением. Это и стало главной причиной изменения крестьянского уклада в жизни деревни. Многие чехи предпочли работу в поле работе на промышленных предприятиях. Они трудились  на железной дороге, нефтеперегонном заводе, на элеваторе и в порту. Чехи были грамотны, трудолюбивы и исполнительны, поэтому многие из них стали специалистами и мастерами своего дела.

***Большие наделы земли,  выделенные им по закону о переселении,  стали пустовать. И как уже ненужные под хлебопашество начали продаваться частями под строительство жилых домов.***

***Землю покупали рабочие железнодорожного поселка, где нужда в жилье была огромной. Так постепенно деревня Мефодиевка, первоначально состоящая из одной улицы, имеющей чуть более 20 домов, расположенных по обочинам дороги, стала расстраиваться.

***За домом появлялся дом, стали возникать переулки и новые улицы.  В 1917 году в деревне Мефодиевке было уже более 545 домов. Летом 2008 года мне довелось встретиться со старожилами, они рассказали  мне всё то, что сохранилось в их памяти.

Иосиф Францевич Гоуфек

***Его предки добирались из Австро-Венгрии в Кубанскую область в составе небольших партий переселенцев, которые состояли из 5-10 семейств. Ехали  в телегах со всем домашним скарбом, на своих лошадях. Дорога из Чехии до места назначения занимала от 3-х до 4-х месяцев пути. Местом поселения была назначена станица Крымская. Когда же чехи приехали в назначенное место переселения,  местные казаки были недовольны. Власти, дабы не вышло беспорядков, отправили чешские семьи дальше под Анапу. Впоследствии семейство Гоуфек перебралось в деревню Мефодиевку. Сами чехи называли свою деревню Метходейка.

***В  детстве он трудился подпаском у мефодиевского пастуха. В то время, вспоминает Гоуфек, на деревне почти  все держали коров, и деревенское стадо насчитывало более 80 голов. Были также и козы. Стадо собиралось рано утром на самой широкой улице. Называлась она Прогонной, потому что по ней гнали стадо в тоннельку под железной дорогой на выпас в горы. Коровы не слушались, не хотели идти в темный тоннель, и приходилось изрядно побегать.

***Участвовали чехи и в строительстве железнодорожных объектов. Железнодорожная петля в конце Мефодиевки, ныне служащая для спуска грузовых составов в парк прибытия, тогда была построена  совершенно  для иных целей: чтобы предотвращать крушение поездов. В случае отказа тормозов паровозы и составы по стрелочному переводу направлялись не вниз на железнодорожную станцию, а по улавливающей петле. Петля в те годы была гораздо круче нынешней, и движение в кривой сильно гасило скорость. В конце петли была огромная земляная призма. Работы по насыпке земляного полотна под петлю требовали большого количества рабочих рук. На её строительство приезжали на своих телегах не только крестьяне Мефодиевки, но и чехи из окрестных деревень.

Людмила Карловна Пятцо

***Её  дед инженер  Роман Фиджини возможно (Физини) Пятцо был итальянец, и прибыл в Новороссийск в 1880-х годах на  строительство железнодорожной ветки Владикавказской железной дороги Тихорецкая-Новороссийск. В ту пору ему было примерно 26-28 лет. Роман Фиджини  вместе с другими инженерами (Барни и Мадлени) в 1885 году выполняет сложное и  ответственное дело строительство тоннеля.

***Женился Роман Фиджини Пятцо на  красивой молодой девушке Марии, по национальности чешке из  пригородной  деревни Мефодиевки. Вскоре молодой инженер стал отцом большого семейства. Первый сын Ян родился в год окончания строительства железнодорожной линии в 1888 году. Дочь Наталья появилась три года спустя примерно в 1891 году. Затем Мария  через небольшой интервал в год и два подарила мужу ещё три сына. Петр родился в 1895 году, затем в 1896 году и в 1898 родились Рудольф и Карел.

***Пока шли работы по строительству тоннеля, семья Пятцо жила во Владимировке, рядом со строящимся тоннелем. Когда  строительные проекты в Новороссийске были завершены,  инженер Пятцо принимает решение ехать на строительство железной дороги и железнодорожных тоннелей в Забайкальский край. Решение его было непреклонно, и, оставив семью в Мефодиевке, Роман Фиджини уезжает. В продолжении долгих лет от него не было никаких известий. Впоследствии стало известно, что инженер Роман Фиджини Пятцо вел работы по прокладке тоннеля в Забайкалье. В одну из зим Роман Пятцо  сильно простудился, началось воспаление легких, от которого он и умер. Долгие десятилетия семья Пятцо ничего об этом не знала,  и только в 1980 году, почти  век спустя, родственникам стало известно  место, где он похоронен.

***Мария Пятцо одна растила  пятерых детей и надеялась на возвращение своего мужа. А дети росли, старший сын Ян стал боевым офицером и участвовал в Первой мировой войне. За храбрость, проявленную в боях, был награжден георгиевским крестом. Наталья вышла замуж. В 1924 году самый младший сын Карел Пятцо построил свой дом в деревне Мефодиевке, где и жил всю свою жизнь.

***Ныне живущий старейший житель  Мефодиевки – Михаил Пименович Сухоруков - родился  в 1916 году. Но хотя он и не чех по национальности, вся его жизнь прошла среди чехов. Его предок, выходец из села Русская Буйволовка Воронежской области, пришёл в Новороссийск на заработки в 1870-х годах. Заработав денег, купил для сына надел земли в деревне Мефодиевке у землевладельца Франца Елинека. Сын женился, построил дом, вот так и стали Сухоруковы мефодиевскими.

***По рассказам его родственников (деда, отца) деревня в те годы состояла из длинных каменных домов, построенных чешскими переселенцами рядом с грунтовой дорогой, ведущей в город. Чешские строения утопали в пышной заросли лесной растительности, особенно дубрав. Дубы росли древние, в три обхвата. Росли они и возле домов, и на участках, выделенных под хлебопашество. Запомнилось Михаилу Пименовичу и  то, что на одной из улиц  - Прогонной - посреди проезжей части рос огромный граб. Несмотря на то, что дерево росло на дороге, его не спилили и не выкорчевали. А мужики на телегах объезжали это дерево то слева, то справа.

***В деревне, в основном, жили чехи:  Мирук, Мазал, Кубеш, Данек, Бауер, Годлач, Вандрашек,  Елинек, Варачек,  Гоуфек, Машек, Шусс, Пятцо, Патек, Кабарда, Чех, Крепс, Репш, Сенатос, Плохой, Копецкий.

***Иосиф Кубеш работал сначала плотником, а затем стал мастером производственного обучения в железнодорожном училище № 3. Владимир Владимирович Данек работал заместителем директора завода «Красный двигатель». Франц Францевич Варачек трудился токарем на элеваторе. Бауер занимался частным предпринимательством: продавал новые швейные машинки, а старые чинил бесплатно. Николай Николаевич Вандрашек работал мастером инструментального цеха на «Красном двигателе». Степан Степанович Годлач работал на элеваторе. Василий Иванович Чех был бригадиром колхоза имени Кирова. Иван Плохой занимал должность директора новороссийского винзавода. Копецкий был лесником, а Кабарда извозчиком.

***В советское время деревня Мефодиевка подчинялась Цемдолинскому сельсовету. Здесь была организована сельскохозяйственная община и создан колхоз  имени Кирова, но население уже было не крестьянским, а рабочим в большинстве своем, не занимающимся сельским трудом. Несмотря на это долгое время жители считались крестьянами и облагались сельским налогом по сдаче государству сельхозпродукции. Каждый житель Мефодиевки должен был  ежемесячно сдавать государству 10 литров молока, 1 килограмм сливочного масла, 20 штук яиц и прочую сельхозпродукцию. Это обстоятельство выводило рабочих из себя, потому что им приходилось покупать продукты в магазинах и сдавать их обратно государству. В 1936 году активисты деревни Мефодиевки собрали деревенский сход, на котором  присутствовало более 80 жителей деревни.

***Председатель колхоза имени Кирова тов. Шевченко пытался прекратить это собрание, но с помощью инструктора горкома партии и жителя деревни Мефодиевки Владимира Юрченко собрание было всё же проведено.  Постановлением общего схода деревни единогласно было решено просить исполком о включении деревни Мефодиевки в черту города. Желанию поселян помешала война.  Только в 1957 году, когда вышло постановление Президиума Верховного Совета «О порядке отнесения населенных пунктов к категории городов, рабочих и курортных поселков», деревня Мефодиевка прекратила своё существование, влившись в черту города Новороссийска, а её жители стали горожанами.

***Память о первых поселенцах сохраняется и ныне в названии переулков этого района. Так, переулок Особый назван по имени Яна Францевича Особы, дом которого стоял на этой улице. В 90-х годах XIX века Ян Особа был избран поселянами старостой деревни. Есть и другие переулки, названные в честь чехов: Вандрашевский, Панчухаровский. Одна из балок Маркотхского хребта до сих пор называется Стегликовской по имени землевладельца Стеглика, возделывавшего в этой балке фруктовый сад. Есть и переулок Славянский являющийся символом дружбы и духовного единства всех славянских  народов.


***Примечание. Эта научная статья новороссийского краеведа Сергея Шило опубликована ранее в сборнике «Мир Славян Северного Кавказа», выпуск № 5, Краснодар, изд. "Традиция", 2009 год. Библиографические ссылки мы не публикуем, их можно найти в сборнике.

   

Страница 10 из 11