Из истории Новороссийска

Полицейский пристав Зацемесской стороны

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей ШИЛО, краевед 24.12.2012 15:55

Присоединенная к городу в 1900 году Зацемесская сторона* была заселена рабочим людом самых разных профессий, национальностей и вероисповеданий. Здесь жили чехи, русские, украинцы, армяне, грузины, турки, греки и многие другие национальности. Каждая новая волна промышленного подъема, как-то - строительство железной дороги, порта и элеватора, служила очередным приливом рабочей массы.

***Немало послужили к этому и трудные, голодные годы, когда население внутренних губерний России, спасаясь от голода, перебиралось в Кубанскую область. Рабочие и крестьяне, прослышав о начале работ, пешком доходили до самого Новороссийска. Найдя здесь же работу и пропитание, оседали на Зацемесских берегах. Прежде территория за Цемесом и её население считалось предместьем, которое было неподведомственно Управе, и поэтому благоустройством улиц и наведением порядка на них городское начальство не занималось. Теперь же все изменилось. И городское самоуправление обязано было принимать меры. Первым делом Управы и Думы стала организация полицейской части на присоединенных землях.
***Предложение о создании полицейского участка во 2-й присоединенной части города поступило 27 августа 1900 года. Инициатором данного предложения стал Черноморский губернатор Е.Ф.Тиханов, обратившийся с заявлением в городскую Думу. Он предложил городским гласным обсудить этот вопрос и назначить штат и содержание полицейской части, которое и исчислять с 1 августа.
***Распоряжение губернатора было исполнено, и по расчету за пять месяцев согласно указанию губернатора штат и содержание полицейской части было исчислено. Полицейская часть 2-го участка города состояла из пристава, двух его помощников, а также канцелярии пристава, состоящей из двух писарей. Рядовой состав части состоял из четырех старших городовых и 16 младших городовых. Всего в штате было 25 человек с такими годовыми окладами:

- пристав - 500 рублей, столовых - 150 рублей, квартирных - 150 рублей и разъездных - 100 рублей,
- помощники пристава - каждый - 400 рублей, квартирных - 120 рублей, разъездных - 100 рублей,
- писари - каждый - 360 рублей плюс на канцелярские расходы - 200 рублей,
- старшие городовые - каждый - 240 рублей.
- младшие городовые - каждый - 100 рублей.

***Рядовые полицейские, непосредственно несшие службу на улицах города, получали небольшое жалование. Так, например, старший городовой получал в месяц 20 рублей, а младший городовой всего 8 рублей 30 копеек. Кроме того, на обмундирование, амуницию и вооружение городовым выделялось еще по 25 рублей, а на лечение - по 110 рублей в год.
***Если сравнить жалование полицейских с оплатой труда рабочих, которые получали в те годы от 50 коп. до 1 руб. 50 коп. в день, то очевидно, что жалование рядовых полицейских было незначительным.

***Полицейская часть на Мефодиевке своего здания не имела и помещалась в нанимаемом городской Управой частном доме. В таком доме были отдельные помещения для канцелярии, пристава и городовых. Наем такого дома вместе с отоплением и освещением помещений обходился городу в 1900 году в 1870 рублей.

***Одним из первых полицейских приставов Зацемесской стороны стал пристав Яников, помощником пристава был Балабаненко. Полицейский пристав был большим начальником и кроме выполнения своих прямых функций по поддержанию правопорядка он отвечал также за многие жизненно-бытовые дела. В том числе, за ремонт и исправление мостовых, освещение улиц, постройку мостов, колодцев, кузниц, наведение порядка на базаре, улаживание конфликтов и споров. В его обязанности входил контроль над выполнением постановлений городской Думы и состоящих при ней комиссий. Жители Мефодиевки часто обращались в канцелярию пристава с разнообразными житейскими проблемами, жалобами, заявлениями, ходатайствами и прошениями. И пристав обязан был разбираться в каждом конкретном деле. Помощники пристава постоянно участвовали в городских комиссиях, при составлении протоколов по обследованию того или иного объекта в санитарных, строительных и иных конфликтных делах.

***Организация полицейской службы в присоединенной к городу части повлекла за собой увеличение финансовых расходов на содержание полиции. В ноябре 1900 года городская Дума рассмотрела ходатайство полицмейстера города Новороссийска, в котором он пишет, что «с присоединением к городу Забухтинской части район разъездов для чиновников наружной полиции расширится более чем в три раза, и поэтому денег, отпускаемых ныне на разъезды, хватает лишь на 4-5 месяцев. Остальное же время года приходилось бы разъезжать по делам службы на собственные средства. Ввиду этого является крайняя необходимость просить Управу исходатайствовать у городской Думы увеличения кредита на разъезды чинам полиции с 1 сентября. Полицмейстеру - до 500 рублей, приставам и помощникам - до 200 рублей в год». Дума постановила увеличить кредит на разъезды, полицмейстеру - 140 рублей в год, двум приставам и 5 помощникам - по 100 рублей в год каждому.

***Увеличение общего штата полиции сказалось и на работе полицейского управления. На это обращал внимание Думы все тот же полицмейстер. Вот что он пишет в конце ноября 1900 года: «С присоединением Зацемесской части к городу письменные занятия в Полицейском Управлении почти удвоились, а следовательно и число служащих должно быть увеличено, помещение же, будучи и прежде крайне недостаточным, ныне при увеличении числа служащих будет до невозможности тесно. Так как из 5-ти комнат в доме, 2-ве занимает пристав 1-го участка под канцелярию, а Полицейское Управление ограничивается лишь 3-мя небольшими комнатами».
***Далее в своем рапорте полицмейстер просил Думу нанять для канцелярии пристава отдельное помещение или сделать пристройку к дому. Дума постановила нанять другое помещение для канцелярии пристава, но за неимением на это средств отложила рассмотрение этого вопроса до рассмотрения сметы на 1901 год.

***Полицейская часть 2-го участка города существовала в не менее трудных финансовых условиях, потому что расходы на полицейских городская Дума постоянно ограничивала. Если в первые годы создания полицейской части на неё тратилось почти что 2000 рублей в год, то по прошествии 9 лет - намного меньше, всего 1428 рублей. В отношении размещения полицейской части дело обстояло еще хуже, чем это было в 1-й части города. Вся полицейская часть 2-го участка из-за невозможности найти подходящее помещение была разбросана по трем арендуемым зданиям. Управление и канцелярия находились в одном здании, а помещения для нижних чинов - в двух других, расположенных в разных районах. Одно было в Мефодиевском поселке, другое в Балке Адамовича.

***Что же касается выделяемых денег, то на 1428 рублей, как прописывала бюджетная смета доходов и расходов г.Новороссийска на 1909 год, 2-й полицейской части следовало оплатить:

- наем помещения по договору - 600 рублей,
- отопление 5 голландскими печами и одной плитой - 284 рубля,
- освещение 16 лампами - 96 рублей,
- покупку ведер, ушатов, метел и прочее - 45 рублей,
- телефон- 75 рублей,
- наем помещения для нижних чинов на Мефодиевском поселке и в балке генерала Адамовича вследствие недостатка помещения при участке - 150 рублей,
- ремонт - 50 рублей,
- три лампы по 1 рублю каждая - 3 рубля,
- двадцать пять чехлов для тюфяков городовых - 50 рублей,
- двадцать пять штук одеял для городовых - 75 рублей.

*Одно из употребляемых в то время названий присоединенного пригорода (Зацемесская, Забухтинская сторона, а так же Новый город, вторая часть города и т.д.).

 

МАСТЕРА СВЕТОПИСИ. Из истории новороссийской фотографии

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Сергей ШИЛО 15.11.2012 17:38

***В конце XIX и начале XX века услугами фотографии, или иначе светописи, пользовались широкие массы населения: чиновники, учителя, купцы, духовенство, казаки, крестьяне, военные. На одиночных и групповых снимках сидели на креслах и стояли возле декоративных колон, тумбочек и лавочек важные усатые чиновники и пушистые гимназисты. Снимались целыми семьями с бабушками и дедушками, дабы запечатлеть  сплоченность семьи  и благополучие  бытия.

***В то время фотография была удивительна своей новизной, точностью и скоростью воспроизведения, поэтому в городские портретные мастерские публику привлекало любопытство  и  сравнительная  дешевизна снимков. 

***В каждом городе было несколько фотомастерских, конкурирующих между собой и зазывающих обывателей особой неповторимой рекламой и перечнем выполнения работ самого высокого качества.

***Для своей мастерской каждый мастер заказывал в типографии паспарту - художественно оформленный картон с  указанием  фамилии  мастера, города, где был сделан снимок, и наград фотографа, полученных им на фотографических выставках. На оборотной стороне иногда указывался адрес и название мастерской или фотосалона, а также сообщалось о сохранности негативов. В оформлении паспарту применялось тиснение, золочение и серебрение, пышные виньетки и узоры, поэтому снимок, наклеенный на него, выглядел шикарно.

***В губернском Новороссийске, как и в других городах, существовало несколько фотоателье. Одно из самых ранних принадлежало Амазаспу Мимиконянцу. Снимки, выполненные  в  мастерской этого фотографа,  датируются 1893 годом.

***Также были фотоателье В.А. Поповой (Семеновой), И.М. Полити, Жоржа Леконте,  Г.С. Мовсесяна, И.Ф. Таракановского, И.М. Янковича.

***Новороссийские фотографы не только работали в своих мастерских, выполняя частные заказы. Они принимали активное участие в издании видовых фотографических почтовых карточек, сохранивших облик нашего города на века, а также фотографировали разные события в жизни города.

***Ныне работы этих мастеров занимают достойное место в новороссийском музее-заповеднике и хранятся в коллекции фотопортретов людей, чья судьба  была связана с нашим городом. Вот только хотелось бы, чтобы и судьбы мастеров светописи, чьими трудами вершилась фотолетопись нашего города, также заняли в истории города достойное место. Но, к сожалению, о многих из них сведений почти не сохранилось. К наиболее знаменитым новороссийским фотографам относится Иван Маркович Полити и Жорж Леконте. Работы этих мастеров неоднократно отмечались почетными дипломами на фотографических выставках.

***Многие работы вышеперечисленных мастеров фотографии хранятся в  новороссийском музее-заповеднике и занимают достойное место в коллекции фотопортретов людей, чья судьба была связана Новороссийском.Немало работ этих фотохуджников находится и в семейных архивах - как в нашем городе, так в других городах и даже странах.

***Так, из города Еревана вернулась к нам в город фотография Отто Робертовича Пенцлина, снятая в 1913 году. О.Р. Пенцлин был знатным горожанином и управляющим имением и землями  Л.Е. Адамовича в Новороссийске. Заслуга О.Р. Пенцлина перед городом была в том, что он как управляющий и доверенное лицо землевладельца активно участвовал в деле передачи  городскому управлению в безвозмездное и вечное пользование частных земель генерала. Ныне этот район города носит название Балка Адамовича или просто Балка.

***Полевые исследования позволили мне также обнаружить возможно еще неизвестную  фотографию Сергея Александровича Гнедова 1907 г.р. «Младенец в распашонке». Фотография выполнена в мастерской  И.М. Полити. Вот что мне удалось узнать из воспоминаний родственницы Надежды Сергеевны Велигоцкой.

***Сергей Александрович Гнедов - из рабочей семьи. Работал на цементном заводе «Пролетарий». Учился в Ленинградском летном училище. Затем он - кадровый летчик, который воевал, имел ранения, участвовал в Сталинградской битве. После великой отечественной войны работал на  цементном заводе «Октябрь». Потом ушел на пенсию. Прожил 87 лет и умер в 1995 году. Был хорошим человеком.

***Некоторые  новороссийские "кабинетки" иногда появляются на Интернет-аукционах. Из Санкт-Петербурга мне прислали три замечательных фотографии. Две из них принадлежат мастерской Жоржа Леконте: «Мальчик в в турецкой феске» и «Гимназистка». Мастерская  знаменитого художника светописи Жоржа Леконте находилась в Новороссийске на Мартыновской улице в доме №15 и называлась «РЕНЕСАНСЪ». Также замечателен фотопортрет «Сестра милосердия», выполненный в фотографической мастерской И.М. Полити. Определить, кто изображен на данных фотографиях, пока не представляется возможным.

***Посмотрите на эти фотографии наших бывших горожан! Разве они не замечательны? Каждая по своему колоритна и как бы духовно осмыслена. Своим искусством старые мастера светописи умели подчеркнуть в каждом человеке только ему присущую и неповторимую индивидуальность...

   

К 70-летию гибели поэта Павла Когана. Под парусами бессмертной «Бригантины»

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Константин ПОДЫМА, писатель 22.09.2012 11:00

***ОСЕНЬЮ СОРОК ПЕРВОГО ГОДА  из особняка с колоннами, что в Москве, на Тверском бульваре, вышел невысокий черноглазый юноша. Он посмотрел на старое здание и мысленно попрощался с ним. Он прощался с Литературным институтом, с посуровевшей, военной столицей. Он уезжал на юг, в Ставрополь, на курсы военных переводчиков…
***
  
***
***
Позади – нелёгкая «баталия» с врачами, не желавшими отпускать «белобилетника» на фронт. Зрение у Павла подкачало. «Негоден» - было  написано в его военном билете. Врачи и слушать ничего не хотели. Тогда он выучил наизусть всю таблицу и поразил медиков своим «стопроцентным» зрением.
***По Литературному институту издали приказ: «Студента 4-го курса КОГАНА П.Д. числить в отпуске до возвращения из Красной Армии…»


***
***
Жаркие бои на юге. В одном из них Павел был сильно контужен. Госпиталь. Возвращение в часть. Потом началось сражение за Новороссийск…

***РОС НА ОСТРОГОЛОВОЙ СОПКЕ САХАРНАЯ ГОЛОВА лес. Это сейчас - кустарники, тёрен да шиповник. А тогда, до войны, деревья-великаны подступали к самому «Октябрю». В войну всё скосило.
***В первых числах сентября 42-го линия фронта прошла по Сахарной голове. Слева - борющийся с оккупантами город, справа - наши войска. Преградили они врагу путь на Кавказ. Куниковский батальон морской пехоты сменили воины 318-й горно-стрелковой дивизии, и дальше Сахарной головы и цементного завода «Октябрь» фашисты не прошли.
***Каждый день, методично, по часам, в восемь вечера немцы начинали бомбёжку. Жители, кто ещё не эвакуировался, прятались по подвалам, траншеям.
***Как-то после очередного обстрела, вышла из подвала своего дома, что на Щелевой, Александра Семёновна Жорох. А в саду - зенитка. За углом дома, правее подвала - блиндаж. А около него, выкопанного неделю назад,  стоит черноглазый юноша в форме. То ли солдат, то ли офицер. Его Семёновна ещё не видела здесь. Спрашивает:
***- Ну как, бабушка, живём?
***- Как-нибудь, сынок, - улыбнулась маленькая, щуплая старушка в очках. - Где красноармейцы прежние? Небось ушли? Не померли?
***- Живы! В другом расположении. Мы теперь здесь будем… - улыбнулся черноглазый. И спохватился совсем неожиданно:
***- Вам воды принести?
***- Принеси, будь добр. Как кличут-то тебя, милый? Сам откуда?
***- Павлом меня зовут. Из Москвы я…
***

***
***
ВОТ КУДА ТЕБЯ ЗАБРОСИЛА СУДЬБА, ПАВЕЛ… Был студентом, стал переводчиком, помощником начальника штаба по разведке.
***Принёс воды бабушке. Медленно спустился по земляным ступенькам в блиндаж. Уселся на лежанку. Пододвинул к себе столик, сбитый из патронных ящиков. Достал старый, потрёпанный блокнот.
***Улыбнулся, вспомнив отца. Тот не раз ругал Павла: «Что ты пишешь на каких-то листочках, обрывках? Заведи что-то приличное, ну хоть блокнот с собою носи…»  А сам тайком от сына припрятывал эти бумажки,  хранил.
***Так и «Бригантину» припрятал, сберёг листочек. Нервничал Давид Борисович, слыша, как потом все поют не так строку про «яростных» и отчего-то «непокорных», а надо так, как у автора: «Пьём за яростных и непохожих!» И последняя строка  у Павлика, переживал отец,  звучит обрывисто и резко, но так и надо: «Бригантина  п о д ы м а е т  паруса».  Тут «постарался» и великий Юрий Визбор, создав по сути свой вариант песни, и несравненная Людмила Лядова  приложила  руку, «причёсывая» слова Когана под собственную мелодию, более профессиональную, конечно, чем у автора мелодии Жоры Лепского…
***  


***
***ВСЕГО ЭТОГО ПАВЕЛ И НЕ УЗНАЕТ.
Так же, как он не мог предположить, что песню, сочинённую как-то в радостно-мечтательном порыве, запоют - через годы - миллионы, что станет она так любима…
***Слава, какая слава? Подумывал перед самой войной о книжке стихов. Но так и не решился пойти в издательство. Рано, надо расти! Хотя… «Павел Коган. Стихи и поэмы». Правда, неплохо?
***Павел раскрыл блокнот. Вот, всё прилично, порадовался бы отец, радостно засмеялась бы мать. Славные у него родители. Аттестат свой военный отправил в Москву, будут они хоть что-то за сына-фронтовика получать…

***- Первая строчка… Так…
*********Нам лечь,
************где лечь,
*********И там не встать, где лечь…
*********И задохнувшись «Интернационалом»,
*********Упасть лицом на высохшие травы,
*********И уж не встать,
*********И не попасть в анналы…

***Сейчас - пора в разведку. Блокнот с собою брать нельзя, и документы тоже, не положено… Ничего, стихи и в голове хранить можно… Только что получен приказ: идти в район Сахарной. Там укрепились враги. Хорошо бы взять «языка»…
***Павел встал с лежанки. Негромко скомандовал бойцам:
***- Подъём! Пора, ребята…

***УЗКАЯ ТРОПИНКА  петляла вдоль горной щели, вела к линии фронта, к Безымянной. Сквозь стволы деревьев горели звёзды, ослепительным светом прожигая чёрное небо. Оно уже начинало светлеть…
***Приближался рассвет 23 сентября 1942 года.
***Впереди – поляна. Чёрный силуэт Сахарной над ней.
***- Я пойду вперёд… - шепнул Павел. Осторожно двинулся он по тропинке.
***Кончилась поляна. Сейчас махнуть рукой: «За мной!»
***Не успел.
***Что-то толкнуло в грудь, повалило на землю. Упал лицом в высохшую полынь.

*********Нам лечь,
************где лечь…
***
 
***
***
ПАВЕЛ НЕ ЗНАЛ ТОГО, что его Лена, юная жена, тоже ставшая военным переводчиком, дойдёт до Берлина, встретит там Победу. И того, что в своей сумочке будет носить она почерневшие челюсти Гитлера и Евы Браун, чьи обгорелые останки, найденные у Рейхсканцелярии,  ещё лишь предстояло  опознать.
***Не знал он и того, что не забудут его в Новороссийске. И что над его символической могилой - на вершине Сахарной головы - будет реять красный флаг, переживший небывалые потрясения страны, перешагнувшей из века в век…
***12 марта 1967 года поставили его впервые ребята из «Шхуны ровесников». И верили, что так будет всегда.

***НО ВРЕМЯ РАССУДИЛО ИНАЧЕ. 44 года реял этот флаг-памятник над Цемесской бухтой, пока не помешал … созидателям новой, капиталистической жизни. Они послали на вершину Сахарной головы бульдозер. Безжалостной рукой был снесён скромный мемориал, по сути – символическая могила…
***А те, кто отдал приказ о сносе могилы, пусть и символической? Им хорошо спится по ночам. Им даже возмущённые слова мэра об этом акте вандализма - вовсе не указ. Сравнять с землёй символ Памяти - для них пустяк. Не отсюда ли и корни откровенного надругательства над тем, что дорого нам? Господа,  вдумайтесь: возможно, именно вы породили среди молодёжи зловещие язвы пренебрежения к прошлому… Не отнекивайтесь: недавние события пример тому…

***


***2012, июль. Временный мемориал в честь поэта П.Когана, поставленный туристами и краеведами города, - у места в горах, называемого "Семь ветров"

***

***ОДНАКО ВСЕМ НАМ ПОВЕЗЛО. Есть всё же в нашем городе-герое люди, лишенные показного патриотизма. Они молча занимаются ДЕЛОМ.
***Неделю назад, в ночь с 15 на 16 сентября они прошли последней тропой Павла Когана. Прошли к сопке Безымянной, чтобы установить там новую цифру Каменного Календаря - 69.
***Их было 55 - мальчишек и девчонок - выпускников и первокурсников Морского университета, учащихся Навигацкой школы, матросов, курсантов и юнг "Шхуны ровесников", во главе с капитаном-наставником "ШР" Иваном Сидоровым.
***Верится: эти молодые люди доведут до конца и восстановление Флага-памятника, разрушенного взрослыми вандалами.
***На высокой мачте будет реять алое полотнище, как тугой, наполненный ветром парус неувядаемой, гордой "Бригантины".
***Удачи вам, друзья!
*** 

  
***
Фото:  Давид ДАТУАШВИЛИ, Владимир ЗАДОРОЖНИЙ, из архива Константина ПОДЫМЫ и "Шхуны ровесников"

***

***
ПОСТКРИПТУМ.
 
Сегодня днём, 22 сентября, ребята-шхунатики из Морского Университета сделали то, что обещали. На фотографиях - сопка Безымянная. Над нею на восьмиметровом флагштоке взвилось 269-е полотнище Флага-памятника. Обновлены плиты на могиле 63 воинов Красной Армии. Установлена памятная плита в честь поэта-воина Павла Когана. Спасибо, Морской Университет, спасибо, "Шхуна"! 

   

К 70-ЛЕТИЮ ПОДВИГА ПИОНЕРА-ГЕРОЯ ВИТИ НОВИЦКОГО. ДВА ЧАСА ДЛЯ ПОБЕДЫ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Константин ПОДЫМА, писатель 09.09.2012 07:44

Сегодня, 9 сентября, ему бы исполнилось 85… Солидный возраст для пионера, каким мы представляем Витю Новицкого. И на старых фотографиях, и на этом конверте, выпущенном миллионным тиражом…
Он погиб за один день до своего 15-летия. И остался с нами. В названии скромной улочки, что чуть выше Октябрьской площади, в имени океанского судна, в памяти многих и многих людей…

***А начиналось всё с поиска, который начали в 60-е годы юные следопыты Дворца пионеров Новороссийска. Штаб РВС (Разведчики Великой Славы) возглавляла тогда Ольга Михайловна Ногинова, яркий и талантливый педагог. Во Дворце получили письмо из Кизляра – от Марии Петровны Новицкой. И снимок 1939 года. На нем, со своим классом и Витя, 12-летний вихрастый и белоголовый мальчуган…

***Раскрываю судовой журнал историко-патриотического клуба «Шхуна ровесников». Запись от 26 апреля 1966 года. Встреча в редакции «Новороссийского рабочего». Ольга Михайловна Ногинова, Галина Алексеевна Крымпоха (тогда – сотрудник музея и рулевой «ШР»), друзья Вити – Валентин Евгеньевич Свидерский, Николай Иванович Непомнящий, соседка Новицких – Ольга Сергеевна Лапина. Много интересного рассказали друзья детства Вити, Ольга Сергеевна. Спорили. Не могли прийти к одному мнению о месте захоронения пионера. Решили подождать приезда Марии Петровны, мачехи мальчика, и вместе с ней установить это.
***А в «Новороссийском рабочем», 7 мая, появилась статья о Вите, о том, что объявляется операция «Подвиг», и вот этот приказ № 27:

«Совет «Шхуны ровесников» выражает  благодарность  красным следопытам штаба Разведчиков Великой Славы Дворца пионеров Вале Зубковой, Оле Каревой, Свете Поповой, Оле Набокиной, Володе Антониу за помощь в сборе материалов о Вите Новицком».

***«Шхуна» тоже решила внести свой вклад в память о юном герое. Решили – дом за домом – обойти ВСЕХ жителей района, прилегающего к Октябрьской площади. Валя Кириленко, Таня Прокопенко, Витя Буравкин, Володя Ещенко, Валя Дубенко обошли старожилов… Так писалась скорбная и героическая летопись короткой, но славной мальчишеской жизни…

***Сколько времени длился бой, Витя уже не помнил. Он стрелял и стрелял, и боялся лишь одного – что могут кончиться патроны.
***Горело небо, и пылал Новороссийск, и плыли над Цемесской бухтой чёрные шлейфы дыма. Стены старинной башни на Октябрьской площади были полуметровой толщины и, сложенные из камня-известняка, могли бы выдержать какой угодно обстрел. На подоконнике стояли пулемёты. А у двери – ящики с патронами и ручными гранатами. В доме напротив, через улицу Рубина, в подвале – мать с братишкой и сестрёнкой. Витя даже не мог предупредить их, что он тут. Как он просил моряка, чтобы тот разрешил помогать ему здесь!  Таскал ящики с боеприпасами, носил воду. А моряк всё прогонял его. Но ведь эта башня – Витькин дом! Он жил здесь, на втором этаже.
***Не успел моряк отослать Витю к матери. В глубине переулка Декабристов показались гитлеровцы и начали обстрел башни. И мальчишка остался. Бегал по этажам, подносил патроны да, взяв гранаты, выскакивал из двери первого этажа и бросал их в наседавших врагов.
***О, как хотел он уложить их побольше! Как ненавидел он этих гадов в квадратных касках, их наглую походку, когда они шли с автоматами наперевес, засучив рукава, как палачи.

***Парень уже понюхал пороха: полгода назад он уже убегал на фронт, под Керчь. Его вернули домой. Узнал комиссар, сколько ему лет, и велел живо отправить в тыл.
***Только на память о том побеге остались Витьке черные флотские  брюки. А тельняшка у него своя уже была. Давно решил стать моряком. Как только седьмой закончит – и в мореходку…
***И отец ему говорил: «Ничего, Витюха, всё сбудется, когда вырастешь…»
***Нет теперь отца. Убит. Ушёл с десантной частью и не вернулся.
***И друзья-бойцы убиты.
***Остался мальчишка один.

***Витя поразился наступившей вдруг тишине. Чуть приподнял голову над щитком «максима», поставленного на подоконник. Фашистов со стороны улица Рубина не было видно. Подошёл к другому окну – и на Декабристов ни одного. Осторожно посмотрел и в третье – пустынна была Октябрьская площадь.
***Говорят, ещё совсем недавно она считалась главной площадью Новороссийска - здесь проходили демонстрации, митинги…
***Стлался дым над обугленными огнём траншеями. Их защитники – моряки с потопленного фашистами миноносца «Бдительный» - погибли.
***Через день 15 Витьке стукнет. А ничего и сделать не успел. Жарил пятки на раскалённой солнцем гальке,  нырял «до посинения» с бетонного мола, запоем читал книжки.
***Не плакал, когда разбивал в кровь коленки или рвал штаны, на удар отвечал ударом, и терпеть не мог, когда обижали малышей. Всегда стоял за справедливость.

***Лязгнула пуля. Витя отпрянул в сторону от подоконника, и, подскочив к пулемёту, нажал на гашетку.
***Рассыпалась по подворотням цепь гитлеровцев. Двое остались лежать поперёк переулка Декабристов.
***- Ага, боитесь? А ну-ка сунься, кому охота!..
***Зло огрызнулись миномёты. Витя нагнул голову, бросился к ручному пулемёту и длинной очередью пропорол улицу Рубина.
***Рота гитлеровцев откатилась. А мальчишка уже пулей слетел вниз, открыл дверь и с размаху бросил связку гранат.
***Распахнул ворот солдатской гимнастёрки: пусть гады видят тельняшку – моряки не сдаются!
***Только бы патроны не кончились…

***Не знал он, что в эту минуты двое фашистов уже поднимались по ступенькам лестницы. Пробили наскоро замурованное кирпичами окно первого этажа и проникли в башню.
***Скрипели старые ступеньки под их сапогами.
***Но Витя не слышал.  Опять он был у пулемёта и стрелял, стрелял…
***Страшный удар обрушился на голову мальчика. Он повернулся, посмотрел непонимающими глазами и, упав на пол, потерял сознание.
***Гитлеровцы швырнули худенькое тело на подоконник и облили горючей жидкостью.
***Один из солдат чиркнул зажигалкой.
***Горящим факелом падал со второго этажа башни Витя…

***Два часа не могли пройти враги к центру Новороссийска по улице Рубина.  Два часа сдерживал их Витя.
***Он лежал лицом вниз у самого края траншеи, на чёрной взрытой земле. Только волосы не тронул огонь.
***Русые, выгоревшие на солнце, смешным ёжиком топорщились они на затылке...

***Многое удалось узнать уже «Шхуне ровесников» о Вите Новицком. По просьбе юных новороссийцев и их старших друзей – Александры Пахмутовой, Юрия Левитана, Константина Коккинаки, Муслима Магомаева – имя  его было внесено в Книгу Почёта Всесоюзной пионерской организации. Обратились к Министру морского флота СССР – вышел в море теплоход с именем пионера на борту. Написали Министру связи – выпущен  был памятный конверт… Адмирал-наставник «ШР», вице-адмирал, Герой Советского Союза Г.Н. Холостяков подписал на Новицкого Виктора Михайловича наградной лист и направил его в Президиум Верховного Совета СССР. А в сентябре 1978 года все прочитали в «Правде», что юный герой удостоен ордена Отечественной войны (посмертно)…

***Шестнадцать лет (1974-1990) продолжалась у «Шхуны ровесников» операция «Морская душа», посвящённая Новицкому. Почётным командиром её бессменно был контр-адмирал Тимур Аркадьевич ГАЙДАР, сын прославленного писателя.  И все эти годы  архивариус «ШР», неутомимый Александр ДЕМЧЕНКО являлся вахтенным командиром «Морской души».  В честь Вити не раз проводились «шхунатские» слёты. Помнят с тех пор вихрастого, белоголового Витю Новицкого в подмосковном Ногинске, костромском Волгореченске, белорусском Борисове, карельском Петрозаводске, помнят в Кирове и саратовском Вольске, уральском Екатеринбурге…

***И сегодня нынешняя «Шхуна ровесников» во главе с её капитаном-наставником Иваном Михайловичем Сидоровым, капитаном 1 ранга, придёт на Октябрьскую площадь,  где стоит небольшой памятный знак у места гибели Новицкого… Возложат  цветы.
***А известный в городе аранжировщик музыки Николай  АЛЕКСЕЕВ только что, в начале сентября сочинил песню о пионере-герое.

Прав был Владимир Владимирович! Прав Маяковский!
Так и живут, не умирают герои, «чтобы умирая, воплотиться, в пароходы, в строчки и в другие долгие дела»…

ПОСЛЕСЛОВИЕ от Ю.Б. ЛЕВИТАНА (июль, 1983)

***"Я мысленно представляю сейчас себе суровый сентябрь 1942 года. Для меня каждый час был занят работой у микрофона. С какой же болью читал я тогда по радио о жестоких, кровопролитных боях под Новороссийском. Сражались армии. Сражались полки и дивизии.

***А на Октябрьской площади в Новороссийске два часа держался Витя Новицкий. В жестоком бою погиб Витя, и эти два часа, за которые враг не прошёл дальше, оказались бесценным вкладом в далёкую тогда Победу...

Внимание! Фотографии можно легко увеличить в полтора раза с помощью правой кнопки мыши. Фото улицы Вити Новицкого и памятника герою: Марина ЭКСТЕР.

   

КАКОЕ ЧУДО ОЖИДАЛО НАС… К 115-ЛЕТИЮ ОТКРЫТИЯ В НОВОРОССИЙСКЕ ПЕРВОГО В РОССИИ КИНОТЕАТРА

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Константин ПОДЫМА, кинодраматург 26.08.2012 01:47

К 27 августа - Дню  Российского Кино

***ЗА ГОД ДО СОБЫТИЯ, ВАЖНОГО ДЛЯ НОВОРОССИЙСКА…
***1896-й…

***… Он проснулся внезапно, как от толчка.
***Светало. Всё было привычно и знакомо: тесный, качающийся кубрик, верхняя койка, куда он теперь, ловко подтянувшись, взбирался прыжком, как бывалый моряк (а ещё недавно не раз стукался головой, и пребольно), спящий внизу на рундуке Женька, наглухо задраенный иллюминатор, до толстого стекла которого то и дело дотягивались зелёные, с сединой волны…
***Штормило, и пароход, стоящий у причала, раскачивало, как на качелях.  Скрипело, кажется, всё, что могло – старый «Платон», пароход Российского общества транспорта, доживал свой век в неспешных переходах от Одессы до Батуми, хоронясь в портах при штормовых предупреждениях.
***Вот и сейчас, кажется, надолго застряли в Новороссийске.
***Осень в тот год, 1896-й, пришла на Юг необычайно рано: холодами, северными ветрами. Который день дул норд-ост, знаменитая черноморская «бора», гроза мореходов, и немало горестных тайн хранит Цемесская бухта…

***Не вставая, Саша закатил рукава полосатой тельняшки. Это – его первое морское приобретение. Не жалея, продал в Одессе новую ученическую куртку, ремень с бляхой Вятского городского училища, серые брюки, сапоги – высокие, до бёдер, с ремешками под коленями.
***Зато что купил! Тельник, парусиновые моряцкие штаны и белую матроску с синим воротником. Купил матросскую шапку и ленту с надписью «Платон». Да ещё и остались деньги – заплатить старпому за еду в рейсе…
***Три дня уже болтаются они в Цемесской бухте, время от времени скалывая лёд с замёрзшей палубы…
***Зелёная вода гневно плескалась в иллюминатор Сашиного кубрика.
***… Когда вечер чуть стих, Саша отпросился у боцмана на берег. Ему хотелось посмотреть город.
***- Грыневский, к восемнадцати, как штык – на борт!
***- Есть! – как положено, отчеканил Саша.

***Придерживая бескозырку рукой, чтобы её не унёс ветер, Александр спустился по трапу. Прошёл по порту. Порывы ветра словно подмели его начисто, причалы, обычно многолюдные, опустели. Какая может быть погрузка-разгрузка, когда норд-ост сбивает с ног?
***Закрыты были и тяжёлые ворота пакгаузов, но и проходя мимо, Саша, кажется, ощущал чудный запах заморских стран – лимонов, корицы, ванили и душистого кофе. Он любил и резкий запах моря, гниющих водорослей, угля и нефти. Всё смешивалось в неповторимый аромат…
***Выйдя из порта, Гриневский подошёл к греку, стоявшему у ворот с коробом. Не торгуясь, купил за три копейки полдюжины пирожков с ливером. Не торопясь, пошёл по набережной, жуя вкуснющие пирожки. Не пожалел сын Эллады ни ливера, ни масла!
***Прохожих в городе было немного, хотя ветер здесь, вроде бы приутих. Где ему тут разгуляться?
***Новороссийск располагался вдоль бухты, подковой. И повторял изгиб береговой полосы, пересекаемый чёткими, по-морскому расчерченными, как на карте, линиями улиц – Александровской, Мартыновской, Раевской… Высоченные трубы цементных заводов поднимались над бухтой, на её восточном берегу. Ветер относил дым в море.
***Пройдя через рынок, Саша вышел на главную улицу, Серебряковскую.
***Недавно Новороссийск стал губернским городом. Только это пока никак не отразилось на его облике. Двухэтажные дома – лишь в центре, а в остальном – полное захолустье, задворки Российской Империи. Всё у него, видно, впереди…

***Саша любил рассматривать витрины. Медленно идя по Серебряковской, увидел в окне объявление: «Ф.А.Матиевич. Агентство иностранных пароходов. Прямая линия: Нью-Йорк, Филадельфия, Новороссийск.»
***Вот это да! Сколько же плыть отсюда до Америки? Месяц? Два?
***Дойдя до угла, где красовалась скромная вывеска: «Городская библиотека профессора Эрнста Баллиона», Гриневский свернул налево, на Раевскую улицу. Ветер подул с новой силой, так, что Саше пришлось по уши нахлобучить бескозырку.
***Улица вела к морю, да и пора возвращаться на пароход.

***Но как не остановиться? Вывеска зазывала: «ФОТОГРАФИЯ  И  ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ КАРТИН ДЛЯ ВОЛШЕБНЫХ ФОНАРЕЙ  И.М.ПОЛИТИ».

***- Грек или итальянец? – подумал Саша, и так не пришёл к одному мнению.
***А тут на пороге показался черноволосый малый в синей поддёвке.
***- Милости просим! Желаете запечатлеть свой облик?
***Саша неопределённо мотнул плечом. Когда в кармане – ветер, какой там…
***- Милости просим, - был настойчив малый, похожий на приказчика из бакалейной лавки, но от того пахло свежеиспечённым хлебом, а от этого… - Вмиг запечатлим!
***Саша застыл смущенно. Но будто подчиняясь чьей-то невидимой, но всесильной воле, шагнул на порог…
***Мастерская сияла чистотой, на стенах её висели – от потолка до пола – бархатные шторы, слабо пахло не то красками, не то как на уроке химии…
***- Иван Маркович, вот… - шепнул малый в поддёвке, - натура какая…
***Темноглазый барин в малиновом пиджаке внимательно, изучающе посмотрел на Гриневского.
***Саша смущённо застенчиво снял бескозырку, скомкал её в руках:
***- Да я…
***- Ничего-с… - подбадривающее сказал барин, продолжая рассматривать юношу. Даже прищурил глаза.- Так, молодой человек, попрошу сюда-с…
***Саша ничего не понимал. Потом догадался: никто не собирается его выгонять.
***- Сделаем художественное фото-с. Для витрины…
***- Для витрины? – удивился Саша. Но хозяин мастерской уже усаживал его на высокий стул, стоявший отчего-то посередине комнаты.
***- Бескозырку попрошу-с водрузить на положенное ей законное место-с…
***- Смешной господин, - успел подумать Александр, прежде чем почти вплотную к его носу придвинули огромный ящик с круглым стеклом посередине.
***- Попрошу сюда-с! – требовательно прозвучал голос Полити.  - Внимание-с! – Саша напрягся. – Раз! Два! Три! – Ярко, нестерпимо ярко вспыхнул магний. - Готово-с!
***Радужные круги остались в глазах Саши.
***- Василий, - строго сказал хозяин малому в поддевке. – Возьми  кассету…
***Гриневский огляделся. На полках, стоявших слева, теснились деревянные и картонные ящики, сгрудилась кипа холстов.
***А это? Какие-то блестящие, круглые. Жестяные коробки…

***- Интересно у вас… - осмелев, сказал Саша. – Фотография - такое… - он замялся, подыскивая верное слово.
***- Нет-с! - Отчего-то возразил Полити. – Неверно! – и добавил восторженно:
***- Картины с движением из Парижа… вот это-с будущее, молодой человек! – он показал на жестяные, блестящие коробки. – Вы слышали про синематограф?
***Саша отрицательно покачал головой.
***- Это – чудо грядущего, двадцатого века! Увидите, оно завоюет мир! Мне привезли десяток картин-с… Гляньте – про приход поезда, смешная такая-с, говорят, политый поливальщик, выход рабочих с фабрики Люмьеров… - Полити перебирал коробки. - Но вот-с, казус, - не увидеть. А надо бы на полотне, как театр теней… Я уже заказал машину специальную – для показа картин с движением-с. Редкость пока. Через месяц-два на пароходе привезут. В прошлом, 95-м, в Париже-с, были первые сеансы, прямо в кафе-с… Но – не для балаганов это чудо-с! А я говорю: надо зал специальный для этого-с! Нашим властям твержу:  дайте из казны какие-то крохи-с – первым в России зал для синематографа откроем-с! Альвин Львович Гуцман и я бьёмся… Гуцман и свои деньги готов  вложить-с… На Стандарте  дом уже присмотрел…

***- А в Москве и в Петербурге такого ещё нет? – засомневался Саша.
***- Нет-с! Почему там? – отчего-то обиженно сказал Полити. – А у нас – будет! В столице Черноморской губернии-с! Видели, молодой человек, у порта – элеватор? Махина какая-с! Второй в мире-с! А года три назад – рядом с ним-с, электростанцию соорудили-с, трехфазного тока-с, первую в мире-с!
***- Любите вы свой Новороссийск, - вздохнув, произнёс, Александр. – А у нас, в Вятке – скука смертная…
***- Не правы-с, молодой человек!- отчего-то строго заметил Полити. Чем Вятка-с – не город? Да вы, быть может, прославите свою Вятку!

***Он в самом деле прославил свою Вятку, этот бывший мальчишка в бескозырке, черноглазый и худой, обладавший чистым и светлым, сказочным воображением. Имя его – Александр Грин.
***Более столетия назад судьба привела его, будущего писателя, в наш город, и он прикоснулся к чуду, которое – через время – стало называться строго и коротко: КИНО.
***К чуду, к истории которого наш город причастен накрепко и навечно, поскольку стал местом, где появился ПЕРВЫЙ В РОССИИ СТАЦИОНАРНЫЙ КИНОТЕАТР…

***Помню, как 45 лет назад историко-патриотический клуб «Шхуна ровесников» решил найти место, где находился первый в России кинотеатр.
***Короткие строчки из единственного документа городского архива ничего об этом не сообщали. Лишь обозначали дату создания кинотеатра – 1897 год (до 1905-го, когда синематограф впервые появился в Москве и Санкт-Петербурге).
***Было понятно, что искать такой кинотеатр надо было в районе Стандарта. Этот район начал особенно быстро заселяться в девяностых годах позапрошлого века, благодаря прокладке железной дороги, связавшей Новороссийск с центром страны…
***Адрес кинотеатра, о котором в то время никто ничего не знал, «Шхуна ровесников» установила точно: Жданова, 13 (сейчас - ул.Элеваторная). Это – двухэтажный дом, построенный французскими концессионерами.

***А вот людей, первых зрителей того кинотеатра, оказалось найти непросто. 
***Вот один из рассказов ветерана новороссийской журналистики Семёна Ивановича МАСАЛОВА.
***«Это было в девятьсот пятом или в девяносто шестом. В кинотеатр, расположенный на Стандарте, я пришёл с отцом, Иваном Федосеевичем, котельщиком железнодорожных мастерских.
***В то время кино мы называли биоскопом.
***Показывали какую-то картину о мире животных. Я сидел в первых рядах на грубой скамейке.
***На меня вдруг с полотна двинулись громадные слоны. Я испугался и закричал…
***Отец засмеялся и шепнул: «Чего боишься? Эти слоны на тебя не пойдут, они уже ушли с полотна…»
***Я успокоился и взглянул вверх. На экране были уже другие кадры. Шёл поезд, шли люди… Всё было очень интересно…»
***Семён Иванович добавил, что в то время кинотеатр на Стандарте был единственным в городе.

***Снимки и материалы, рассказывающие о первом в России кинотеатре, «Шхуна ровесников» передала в кабинет истории кино Всесоюзного государственного института кинематографии…
***Так случилось, что именно во ВГИКЕ, прославленном alma mater советского и российского киноискусства, учились девять наших земляков. Самый известный из них – признанный мастер кинодокументалистики Константин СЛАВИН, лауреат Ленинской премии. На главной студии страны – «Мосфильме»  трудились Валерий МАЛЬКОВ (заместителем Генерального директора) и Виталий ВАСИЛЬЧЕНКО  (директором творческого объединения «Телефильм»). Признанным кинодраматургом стала Елена ЛАСКАРЁВА (автор сценариев пяти художественных лент и целого сонма серий телевизионных сериалов). По нашей просьбе Лена, бывший капитан «Шхуны ровесников»,  вчера пересчитала их. Оказалось - 1508 серий!)  Вот так. Знайте наших, новороссийцев!
***Кстати, в будущем, всезнающий гид из экскурсбюро, везя туристов по нашему городу, и остановясь на минуту у дома по Анапскому шоссе, 50, вполне может, рассказывая о культуре Новороссийска, сообщить необычный факт. В домах у этого двора жило три кинодраматурга!
***Со своего балкона я смотрел на дом Елены, а в первом подъезде проживал Александр ГУСЕЛЬНИКОВ, переехавший позднее в Москву…
***Учились во ВГИКЕ кинодраматурги Евгений ВАСИЛЬЧЕНКО, Валерий ТИМОЩЕНКО, оператор Сергей МОСКАЛЁВ…

***Может, и сегодня кого-то позовёт к себе волшебное и великое искусство…
***С днём кино, дорогие новороссийцы!

Фото: Анатолий УШАКОВ, Сергей ШИЛО и др., из архивов Константина Подымы, Татьяны Прокопенко, фондов музея-заповедника

   

Страница 7 из 20